Архив рубрики: Пьесы

Пинаем льва

Короткая пьеса

Посвящается Анастасии Патлай

 

Лифт открывается. В него входит группа людей. Председатель нажимает на кнопку. Лифт бесшумно трогается с места. Молчание.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Товарищи, я позвал вас для того…Люди, зашедшие в лифт вместе с Председателем, переглядываются.…ну, понятно, для чего я вас всех собрал. Пока лифт спускается до Австралии, мы с вами послушаем Николая.
НИКОЛАЙ. Это я.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Николай – член нашей партии с 2067 года.
ЖЕНЩИНА. В этом году нас запретили.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Правильно. Но Николай успел увидеть Ленина.
МУЖЧИНА С УСАМИ. Это невозможно.
НИКОЛАЙ. Возможно. Сначала его не сожгли, а только спрятали.
ЖЕНЩИНА. А где доказательства?
НИКОЛАЙ. Я сфотографировал тело. Но потом меня заставили стереть фотографии.
ВТОРОЙ МУЖЧИНА. Как такое возможно?
НИКОЛАЙ. Я — портной, я шил последний костюм для Ильича.
СЕДОЙ МУЖЧИНА. Последний? Значит, его все-таки сожгли.
НИКОЛАЙ. Да, хотя в правительстве еще остались коммунисты.
ЖЕНЩИНА (сделав шаг к Николаю). Вы, правда, его видели?
НИКОЛАЙ. Да. Очень близко. Как вас. Можно шаг назад?
СЕДОЙ МУЖЧИНА (Николаю). Пожалуйста, расскажите подробности.
МУЖЧИНА С УСАМИ. Да, какой он? Нам интересно все.
НИКОЛАЙ. Ленин – лысый.
ЖЕНЩИНА. Ему идет лысина?
НИКОЛАЙ. Ему шла лысина.
ВТОРОЙ МУЖЧИНА. Вы говорите в прошедшем времени.
НИКОЛАЙ. Увы. Ильич сгорел.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Но вы же не присутствовали на сожжении.
НИКОЛАЙ. Нет.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Значит точно ничего вы утверждать не можете!
НИКОЛАЙ. Мне вернули костюм. И это плохой знак.
СЕДОЙ МУЖЧИНА. И где же сейчас этот костюм?
НИКОЛАЙ (скромно). На мне. Товарищи! Зачем вы встали на колени?!
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ. Штаны Ильича!
ЖЕНЩИНА. Пиджак Ильича, Боже!
НИКОЛАЙ. Мне пришлось его постирать.
ВТОРОЙ МУЖЧИНА. Это ничего.
НИКОЛАЙ. Два раза.
МУЖЧИНА С УСАМИ (Николаю). Да заткнитесь вы! Не нарушайте момент!

Председатель начинает петь «Интернационал», остальные, стоя на коленях, подхватывают.
Лифт останавливается. Двери открываются.

МЕХАНИЧЕСКИЙ ГОЛОС. Добро пожаловать в Сидней!

Последняя просьба

Скетч, написанный для юбилея Театра DOC.

Входит Михаил и сразу падает на колени.
Михаил. Господи!
ОН. Встань, Михаил.
Михаил. Не смею.
ОН. Встань, я буду говорить!
Михаил встает, голова опущена, он преисполнен почтения.
Михаил. Прости.
ОН. За что ты просишь прощения?
Михаил. Грехов моих бездонный океан.
ОН. Правда твоя. Но о другом хотел сказать я.
Михаил. Любая воля твоя, Господи.
ОН. Возьми жену свою, детей своих, родственников своих, друзей своих…
Михаил. Только близких друзей, или всех друзей?
ОН. Кого захочешь.
Михаил. И приятелей тоже?
ОН. Кого сам решишь.
Михаил. А тех, кто были друзьями, но сделали мне один раз гадость?
ОН. Бери всех, кого захочешь, но не больше ста человек и уходи из Москвы.
Михаил (поднимая голову). А что с Москвой не так?
ОН. Град сей мерзкий я уничтожу! Сотру с лица земли! Пролью дождем серу и огонь с неба! Пепел и прах останутся на месте его!
Михаил. За что, Господи?!
ОН. Да перестань называть меня «Господи»! Я всего лишь Президент Соединенных Штатов!
Михаил. Простите, мистер Трамп.
ОН. Запомнил? Уводи своих!
Михаил. Хотите уничтожить Москву?
ОН. Мерзость творимая москвичами превзошло и мое долготерпение!
Михаил. Даже Сокол не пощадите?
ОН. До тла! Одним ударом! Весь город богомерзкий – в черный котлован!
Михаил. А Новую Москву?
ОН. И ее – в труху!
Михаил. А Переделкино?
ОН. Тоже!
Михаил. Что, Лосиный остров войдет?
ОН. Да перестань задавать эти идиотские вопросы, Михаил! Все Москву и Подмосковье – в пыль! На атомы!!!
Михаил (осторожно). Про Подмосковье с самого начала не было разговора!
ОН. Заткнись!
Михаил. Простите!
ОН. Как сказал, так и будет!
Михаил. Хорошо!
ОН. Да будет воля моя!
Михаил. Хорошо, мистер Трамп.
ОН. Ты меня просто расстроил сейчас.
Михаил. Простите, пожалуйста.
ОН. С тобой никаких нервов не хватит.
Михаил. Я очень сожалею.
ОН. Все. Иди и делай, как я сказал! Сроку у тебя – два дня.
Михаил. Сейчас выходные. Не успею снять деньги с карточки.
ОН. Иди, многогрешный!
Михаил. Хорошо.
ОН. Почему ты стоишь, Михаил?
Михаил. Простите.
ОН. Хватит просить прощения, как Киркоров, говори, что тебе нужно!
Михаил. Одна просьба.
ОН. Нет!
Михаил. Одна маленькая просьба.
ОН. Нет! Их было более, чем достаточно!
Михаил. Одна. Последняя.
ОН. Не верю.
Михаил. Прошу. Умоляю. Последняя просьба.
ОН. Ок. Ну…
Михаил. Только обещайте, что исполните мою просьбу.
ОН. Нет.
Михаил. Одну просьбу, маленькую.
ОН. Блин.
Михаил. Будьте милосердны.
ОН. Ты много просишь! Я же не Господь Бог!
Михаил. Вы почти его заместитель.
ОН. Лесть, да?
Михаил. Чистая правда. Обещаете?
ОН. Маленькая просьба?
Михаил. Малюсенькая.
ОН. Ладно.
Михаил. Театр.
ОН. Достал ты, убогий Михаил, со своим театром!
Михаил. Согласен, мистер Трамп.
ОН. Это просто нонсенс какой-то!
Михаил. Не буду спорить
ОН. Сохранить Москву из-за какого-то театра?!
Михаил (с напором). Эй, он не какой-то!
ОН. Ты что позволяешь себе!
Михаил (склоняя голову). Простите.
ОН. А вы переехать не можете? В Питер, например?
Михаил. А зачем там театр? Там музеи.
ОН. Да, действительно. В Екатеринбург?
Михаил. Коляда никого не пускает.
ОН. Точно. Мог бы сам догадаться. Ну пойми, хочется очень что-нибудь уничтожить?
Михаил. Питер можно.
ОН. Там же музеи?
Михаил. Да в них все уже были!
ОН. И то правда. У тебя в Питере есть кто-нибудь?
Михаил. Есть пару человек. Я им позвоню.
ОН. Ок. Вот через два дня и жахну! (Потирая руки) Даже настроение повысилось!
Михаил. Еще одна маленькая просьба.
ОН. Рискуешь, Михаил!
Михаил. Не могли бы вы, мистер Трамп, выйти на сцену и сказать: «ПРАЗДНИК ПРОДОЛЖАЕТСЯ!»
ОН. Я президент Соединенных Штатов Америки, вообще-то.
Михаил. Так это и есть демократия. Вышел, сказал, людей порадовал.
ОН. Последняя просьба?
Михаил. Самая, что ни на есть!
ОН. Ок. (Делает шаг к авансцене) Друзья, праздник продолжается!

КОНЕЦ