Архив рубрики: Пьесы

Свадебный танец

Комедия в двух действиях

 
Действующие лица:
Марианна, владелица танцевальной студии, 47 лет
Жанна, подруга Марианны, 45 лет
Софья, юрист и подруга Марианны , 48 лет
Лидочка, подруга Марианны, 32 года
Иван, жених и коллега Марианны, 42 года
Митя, сын Софьи, 25 лет

1 СЦЕНА
Иван лежит на полу. Над ним стоит Марианна.

ИВАН. Я протестую! Ясно?! Протестую и всё!
МАРИАННА (пряча улыбку). Против чего?
ИВАН. Против такого обращения! Это мужской шовинизм!
МАРИАННА. Как бы сейчас сказала Соня, протест отклоняется.
ИВАН. Ты – любовь всей моей жизни!..
МАРИАННА. К чему ты ведешь?
ИВАН. Попроси своих подруг сделать для меня исключение.
МАРИАННА. И оставить тебя на девичнике?
ИВАН. Это была бы свежая, оригинальная идея.
МАРИАННА. Это идея им не понравится.
ИВАН. Включи свой авторитет.
МАРИАННА. Не поможет. Знаешь, в чем смысл девичника? Смысл заключается в названии. Де-вич-ник. Для ДЕВИЦ, понимаешь!
ИВАН. Это расизм.
МАРИАННА. Правильно! И тебе еще везет, что я здесь одна. Когда придут остальные, тебя уже ничего не спасет. Встал быстро!
ИВАН (нехотя поднимаясь). Ты меня поцелуешь?
МАРИАННА. После росписи.
ИВАН. Еще один вопрос.
МАРИАННА. Не буди во мне зверя!
ИВАН. Марьяш, ты правда хочешь за меня замуж?
МАРИАННА. Иван, а ты как думаешь? Стала бы я девичник устраивать! Конечно, хочу! А теперь, вон отсюда!

2 СЦЕНА

Шум улицы. Появляется Иван. К нему подходит Софья.

ИВАН. О, привет, Сонь. Марьяша там, наверху.
СОФЬЯ. А я тебя дожидаюсь, Вань.
ИВАН (удивленно). Ничего себе. Чем обязан?
СОФЬЯ. Давай отойдем.
ИВАН. Ну, давай. А что за секреты-то, Сонь?

Отходят в сторону.

СОФЬЯ. Готовлю ей подарок.
ИВАН. Это очень здорово. Значит, и мне тоже?
СОФЬЯ. В смысле?
ИВАН. Ну, подарок на свадьбу. Значит, и мне тоже.
СОФЬЯ. Ты думаешь, это подарок для вас двоих?
ИВАН. А что, нет?
СОФЬЯ. Хорошо, пусть будет общий подарок.
ИВАН. Интересно девки пляшут.

Софья вытаскивает бумаги в файле. Протягивает Ивану.

СОФЬЯ. Вот. Ознакомься.
ИВАН. Это что?
СОФЬЯ. Ты сразу поймешь.

Иван берет файл, вытаскивает бумаги, скрепленные в углу, смотрит на оглавление.

ИВАН. Замечательно.
СОФЬЯ. Что-то смущает?
ИВАН. Нет… То есть. Да… То есть, не знаю…
СОФЬЯ. Обычная процедура в наши дни.
ИВАН. Марианна об этом знает?
СОФЬЯ. Она в курсе.
ИВАН. Замечательно.

Это вообще любимое слово Ивана: «замечательно». Он говорит его по любому поводу.

СОФЬЯ. Всякое бывает в жизни…
ИВАН. С этим очень сложно спорить.
СОФЬЯ. Разумнее отнестись к этому спокойно. Принять, как некую формальность.
ИВАН (подхватывает). Тем более, мы же все взрослые люди.
СОФЬЯ. Это ирония?
ИВАН. Я говорю абсолютно серьезно.
СОФЬЯ. Прочитай. Контракт небольшой.
ИВАН. Здесь темно.
СОФЬЯ. Я могу включить фонарь на айфоне.
ИВАН. Нет, спасибо. Это и будет твой подарок Марианне? Брачный контракт, да?
СОФЬЯ. Или «договор», как кому нравится.
ИВАН. А что там, в документе? На словах…
СОФЬЯ. В случае развода каждая сторона останется при своих. Я про имущество.
ИВАН. Замечательно. Про имущество. А про душу, как я понимаю, там ничего нет.
СОФЬЯ. Слушай, Вань, никто тебя ни в чем не подозревает.
ИВАН. Замечательно…
СОФЬЯ. Ни сном, ни духом.
ИВАН. Просто формальность.
СОФЬЯ. Именно. Подушка безопасности. Все сейчас подписывают.
ИВАН (кивает). Все.
СОФЬЯ. Обычное дело. Какие-то пункты могу поправить. У меня принтер в машине. Прямо сейчас могу сделать. Подпишем — и живи спокойно.
ИВАН. А без этого жить спокойно не получится?
СОФЬЯ. Без этого пары сейчас неспокойно живут. Уж поверь моему судебному опыту. Гладиаторские бои, а не семьи. (Стараясь говорить проникновенно.) Вань.
ИВАН. Да, Сонь.
СОФЬЯ. Ты же по любви женишься?
ИВАН. По любви, Сонь.
СОФЬЯ. Ну, а чего тебя смущает? У тебя же нет камня за пазухой?
ИВАН (мотает головой). Нет.
СОФЬЯ. Ты человек честный, искренний, симпатичный. Мы тебя любим за это.
ИВАН. Кто мы?
СОФЬЯ. Ну, подруги Марьяши. Мы видим, что ты ее не обидишь, что все хорошо у вас будет. Ты же, вот честно говоря, не из-за денег женишься?
ИВАН. Нет. Я хочу получить её титул.
СОФЬЯ. Ну, вот видишь, хороший мужик, с чувством юмора. Ручку дать?

Не дожидаясь ответа Ивана, Софья лезет в сумку, достает ручку, протягивает её Ивану. Иван, который по-прежнему держит брачный контракт в руке, смотрит на ручку, которую ему протягивает Софья. Пауза. Затемнение.

3 СЦЕНА

Дома у Лидочки. Лидочка (в очках, волосы собраны в хвостик) стоит напротив голого мужского манекена и говорит, обращаясь к нему.

ЛИДОЧКА (репетирует речь). Девочки, пожалуйста, послушайте меня. (Пауза.) Нет, ничего не случилось. Девочки, я хочу сказать! Да, это серьезно! Очень! Очень срочно. Да, это срочно!.. Нет, это не срочно. Но важно. Дело в том, что мне надоело! Мне очень надоело то, что…. (Пауза. Начинает сначала.) Девочки, я так больше не могу! А вот так! Я для вас — пустое место! Нет, я не обиделась совсем! Да, я обиделась. И очень сильно! Подруги так не поступают. А если поступают, то они не подруги! (Защищаясь.) Нет, я знаю, что я хочу сказать! Я абсолютно уверена в том, что… В том, что… Что… Да вы меня слушаете или нет?!…

Лидочка зло смотрит на манекен. Пауза. Лидочка с размаха, по-женски, бьет манекен по лицу. Манекен со стуком падает на пол. Затемнение.

4 СЦЕНА.

Квартира Марианны. Лидочка втаскивает манекен, устанавливает его на подставку со штырем . Манекен норовит упасть. Лидочка старается. Наконец, дело сделано. Манекен стоит. Входит Марианна – дама в черном.

МАРИАННА (приближаясь к манекену). Господи, какой страшный!
ЛИДОЧКА. Ой, не говори. Мне тоже не нравится.
МАРИАННА. Лида, ты всегда со всем соглашаешься.
ЛИДОЧКА. Это плохо?
МАРИАННА. Это пугает. Ты ничего не замечаешь?

Лидочка, вслед за Марианной, смотрит на манекен.

ЛИДОЧКА. Неровно стоит, да?
МАРИАННА. Это манекен мужика.
ЛИДОЧКА (кивая). Так и есть. Его зовут Володя.
МАРИАННА. Как я на Володю свадебное платье надену?
ЛИДОЧКА. Я его после балкона помыла.
МАРИАННА. Лида, это манекен МУЖИКА!
ЛИДОЧКА. Ну и что? Другого все равно нет. И потом, все налезет, уверена.
МАРИАННА. Ну, спасибо тебе, подруга.
ЛИДОЧКА. Я в смысле, в плечах, в талии… я прикидывала.
МАРИАННА. Почему ты его так защищаешь?

Входит Жанна. За собой она везет чемодан на колесиках.

ЖАННА. Она с ним живет.
ЛИДОЧКА (Жанне). Он живет на балконе.
ЖАННА. Мужчина, европеец, два метра, ни грамма лишнего веса и на балконе — мечта.

Жанна ставит сумку на пол.

ЖАННА. Одно огорчает: крантика твоему кавалеру не прикрутили.
ЛИДОЧКА. Жанна, перестань!
ЖАННА. С крантиком я бы его себе забрала!
МАРИАННА (Жанне). Сломала бы парня через полчаса.
ЛИЛОЧКА (испуганно). Ничего ломать не надо!
ЖАННА (Марианне). В том, что я женщина горячая, моей вины нет.
МАРИАННА. Ты куда собралась уезжать, горячая женщина? (Показывает на чемодан.)
ЖАННА. В чемодане шампанское. Бароны Ротшильды!
ЛИДОЧКА. А такое бывает?

Лидочку все игнорируют. Впрочем, как обычно.

ЖАННА. Я тебя знаю. Ты Абрау-Дюрсо купила.
МАРИАННА. Оно мне нравится. И не из-за цены, уж поверь.
ЖАННА. Ну и пей на здоровье! Желудочный сок вкуснее.
ЛИДОЧКА (сдерживая позыв). Ой.
МАРИАННА. Ну, значит, так и будет, весь вечер на арене: мы и бароны Ротшильды!
ЖАННА. Нет. Будут еще мужчины.
ЛИДОЧКА (уже по другому поводу). Ой!
МАРИАННА. Не поняла.
ЖАННА. Я решила немножко нарушить формат девичника.
МАРИАННА. «Немножко» — это не про тебя.
ЖАННА. Да. Я очень плохая девчонка!
МАРИАННА. Рискую тебя расстроить, но ты уже давно не девчонка.
ЖАННА. Какое хамство.
ЛИДОЧКА. А что значит — нарушить?
МАРИАННА. ВОТ кому интересней всего!
ЖАННА. Лидусик, ты только не обижайся…
ЛИДОЧКА (упавшим голосом). Что ты сделала?
ЖАННА. Ничего страшного, честное слово.
МАРИАННА. Не хочу нагнетать, но когда Жанна дает честное слово…
ЛИДОЧКА. Тогда что?
МАРИАННА. Это как на войне. Вспышка справа — ты отвлекся, и пропустил атаку.
ЖАННА. Я заказала стриптизера!

Марианна улыбается и качает головой, мол, в своем репертуаре.

ЛИДОЧКА. Кошмар! А почему ты сказала, чтобы я не обижалась?
ЖАННА. Я заказала мальчика на твое имя. И дала твой телефон.

Пауза. Лидочка вытаскивает из кармана мобильный, причем держит телефон двумя пальцами, как опасное, неприятное и, возможно, дохлое животное.

ЛИДОЧКА (на мобильный). Этот телефон?
МАРИАННА (Жанне). Я тебя обожаю.
ЖАННА (Лидочке). Не бойся. Он сейчас не позвонит.
ЛИДОЧКА. Почему?
МАРИАННА. А она завелась, я смотрю.
ЛИДОЧКА. Нет, я не понимаю, ПОЧЕМУ ты дала именно мой номер?
ЖАННА. А вдруг он мне на мобильный позвонит? Чухонцев, знаешь, какой подозрительный!
ЛИДОЧКА. Ты же сказала, он не позвонит.
ЖАННА. А вдруг! Мой Чухонцев очень ревнивый. Он убить может. Не знаю, как его такого терплю!
МАРИАННА. Но ты все еще с ним. Несмотря ни на что!
ЖАННА. А чего, как муж он на рынке котируется. Ревнивый, но щедрый. В этом сочетании можно терпеть.
ЛИДОЧКА (начиная речь, которую репетировала в одиночестве). Девочки, пожалуйста, послушайте меня…

Неожиданно для Лидочки и Жанна, и Марианна оборачиваются к ней. Ждут, что Лидочка скажет.

ЖАННА. Ну? Чего сказать-то хотела?
МАРИАННА. Да. Что случилось?

Лидочка очень смущается, тут же передумывает что-то говорить.

ЛИДОЧКА. Я просто… Мне не нравится, что меня о стриптизере заранее не предупредили!
ЖАННА. А то что? Ты бы подготовилась?
МАРИАННА. Лид, меня тоже не предупредили. А это мой девичник, между прочим!
ЖАННА. Всё! Я хочу видеть платье! Где платье?
МАРИАННА. Платье – это следующий номер нашей программы.
ЖАННА (с вызовом). Ты вот так, да?

Жанна открывает чемодан, достает бутылку шампанского. В чемодане еще много бутылок шампанского.

ЖАННА. В твоих интересах показать мне его как можно раньше. Пока я сохраняю свежесть восприятия. (Лидочке.) Бокалы принесешь?
ЛИДОЧКА (с готовностью). Ага. Сейчас.

Лидочка уходит.

ЖАННА. Она знает, где у тебя бокалы?
МАРИАННА. Она даже знает, где мои фамильные драгоценности.
ЖАННА. В тихом омуте, как говорят. Срочно перепрятывай! Сейчас выпьем и вместе перепрячем!

Жанна начинает открывать шампанское. Входит Софья.

СОФЬЯ. Отставить!
ЖАННА. Ну все, командир пришел.
МАРИАННА. Тебе Лидочка открыла?
СОФЬЯ. Нет. Я ногой дверь выбила.
ЖАННА. Я верю. Она может.

Софья подходит, забирает у Жанны бутылку шампанского, которую та направила прямо себе в голову, и начинает открывать сама.

СОФЬЯ. Один мой знакомый себе пробкой от шампанского глаз выбил.
ЖАННА. Кутузов?
МАРИАННА. Это мог быть и Нельсон.
СОФЬЯ (направляя горлышко на зрителей). Если бы не я, вы бы так и не узнали, что такое техника безопасности.
МАРИАННА. Я знаю. Это не пИсать на оголенный провод.
ЖАННА. Опаньки.
МАРИАННА. Что?
ЖАННА. А я один раз пИсала.

Входит Лидочка с четырьмя бокалами.

ЛИДОЧКА. Соня, хорошо, что ты пришла. Жанна вызвала стриптизера.
ЖАННА (Лидочке). Ябеда.
СОФЬЯ (показывая на манекен). Вот этого?
МАРИАННА. Нет. Это Володя.
ЖАННА. Она с ним живет.
ЛИДОЧКА (Жанне). Неправда! (Софье.) Она вызвала живого стриптизера!
СОФЬЯ. Так. И кто за него будет платить?
МАРИАННА. Соня, я тебя обожаю. Правильный, своевременный вопрос.
ЖАННА. Не бойтесь. Мой муж заплатит. (Отвечая на удивленные взгляды.) И ничего не узнает об этом. Скажу, это за курсы французского.
МАРИАННА. Quelle est une idée intelligente!
ЖАННА. Ну-ка, переведи! (Подругам.) Она сказала гадость, я уверена!
ЛИДОЧКА. Она сказала: «Какая умная мысль».
ЖАННА. Точно?

Софья бесшумно открывает пробку.

СОФЬЯ. Учитесь, феи. (Лидочке.) Разольешь?
ЛИДОЧКА. Конечно, конечно…

Лидочка с готовностью забирает у Софьи бутылку и начинает разливать шампанское по бокалам.

СОФЬЯ (Марианне). Где платье, невеста?
МАРИАННА. Я пить не буду.
ЖАННА. Начинается.
МАРИАННА. Я худею.
СОФЬЯ. Ты и так уже похудела, меньше дочки стала! Шлагбаум в поднятом состоянии. Где платье, показывай!
МАРИАННА. Ты должна успокоиться. Вы все должны успокоиться.
ЖАННА (Лидочке). Мне полный!
СОФЬЯ (Марианне). Почему мы должны успокоиться? Платье с вырезом?
ЖАННА. Я видела в интернете у одной вот тако-ое декольте! Сиськи наружу, и она в церкви, такая, стесняется посмотреть на жениха.
МАРИАННА. Мы пока только расписываемся.
ЖАННА. Значит, без выреза? (Поднимая бокал.) Тогда я все поняла. Ты решилась на мини. Как у меня, на моей свадьбе.
СОФЬЯ. Как у тебя на твоей свадьбе, у нее духу не хватит.
ЖАННА. Точно, я одна такая, смелая!
МАРИАННА. Наглая.

Жанна собирается выпить.

СОФЬЯ (Жанне). Погоди, а тост?
ЖАННА. Это и быть тост: «За смелость и наглость!»
ЛИДОЧКА (собравшись с духом). Девочки, я хочу сказать…
МАРИАННА. У тебя тост?
ЛИДОЧКА (смутившись). Нет.

Лидочка от смущения бросается раздавать бокалы подругам.

ЖАННА (Лидочке). Тогда я скажу.
СОФЬЯ. Нет, дорогая, скажу теперь я. Марианна…
МАРИАННА. Да.
СОФЬЯ. С тобой это было уже дважды!..
ЛИДОЧКА. Я сейчас не поняла.
ЖАННА. Два брака было, чего не понятно?
СОФЬЯ (продолжает). ..в третий раз ты не промахнешься.
ЖАННА. Ага, мы все надеемся, рука не дрогнет.
ЛИДОЧКА. А сейчас вы о чем конкретно, я не поняла?
МАРИАННА. Лида, они валяют дурака.
СОФЬЯ. Вот так же несерьезно ты относилась к предыдущим двум замужествам. И вот результат.
ЖАННА. Отлично! За результат!

Жанна выпивает. Все выпивают вслед за ней. Последней пьет Лидочка, она позже всех сообразила, что тост уже прозвучал.

СОФЬЯ. А теперь платье.
МАРИАННА. Ждите здесь. Никуда не уходите.

Марианна уходит.

ЖАННА. Куда мы денемся. Лидочка, разливай.
ЛИДОЧКА. Конечно.

Лидочка начинает покорно разливать.

СОФЬЯ (Жанне). Ты много пьешь.
ЖАННА. Кто ты такая, чтобы судить меня?
СОФЬЯ. Я – адвокат.
ЖАННА. Тогда ты должна меня защищать.
СОФЬЯ. Когда соберешься разводиться, я буду тут как тут.
ЖАННА. А я никогда не спрашивала, сколько ты, кстати, стоишь?
СОФЬЯ. Я?
ЖАННА. Ну, твои услуги.

Лидочка раздает наполненные бокалы.

СОФЬЯ. Очень дорогие услуги, но Чухонцев потянет. А ты с какой целью интересуешься?
ЖАННА. Приятельница попросила узнать.
СОФЬЯ (с ухмылкой). Приятельница?
ЛИДОЧКА. Я то же самое хотела спросить.

Жанна и Софья с удивлением смотрят на Лидочку.

ЖАННА. А тебе-то зачем?
СОФЬЯ. Да. Ты ж не замужем!
ЛИДОЧКА. А я…

Но Жанна и Софья не дают Лидочке сказать.

ЖАННА. У нее кто-то есть!
СОФЬЯ. Да. Кто-то завелся, это очевидно.
ЛИДОЧКА. Для категории общих знаний.
ЖАННА (Софье). Ты ей веришь?
СОФЬЯ. Нет.
ЖАННА. Она что-то скрывает.
СОФЬЯ. УК РФ, Статья 316. Укрывательство преступлений. Заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений. Наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или бла-бла-бла лишением свободы на срок до двух лет.
ЖАННА. До двух лет! Страшно?
ЛИДОЧКА. Очень.
ЖАННА. Имя, сестра! Нам нужно знать имя!
СОФЬЯ. Возраст тоже не помешает. И цвет глаз. И справка о несудимости.

Лидочка очень смущена. Она не знает, что ответить. Её спасает появление Марианны. Марианна входит в белом платье, держа фату в руке. Ступает робко, ожидая самой неприятной реакции.

МАРИАННА (негромко). Вот.

Подруги поворачиваются и пристально смотрят на Марианну. Платье очень красивое, белое, дорогое, сидит замечательно и без декольте.

МАРИАННА. Ну, как? Только, пожалуйста, если не нравится, если это ужасно, не надо никаких подробностей и шуток ваших не надо, ясно? Просто “плохо” или “хорошо”. И все. Ну?

Все молчат.

МАРИАННА. Ну, как?
СОФЬЯ. Честно?
МАРИАННА (упавшим голосом). Я сдать его уже не успею.
ЖАННА. Сдавать точно не будем! Ты в нем офигенная!
МАРИАННА. Правда?
СОФЬЯ (подходя). Конечно! Ты великолепна!
ЛИДОЧКА. Я такой красивой невесты вообще никогда не видела!

Жанна и Софья, сгрузив бокалы Лидочке, обнимают Марианну, которая чуть не плачет от радости. Женщины кружатся. Лидочка тоже хочет к ним подойти, но её в этот круг не берут. Она останавливается в стороне с четырьмя бокалами в руках.

ЛИДОЧКА. Мне очень, очень платье нравится! Оно волшебное!
ЖАННА (Марианне). Погоди. Ну-ка, повернись!

Марианна послушно поворачивается. Теперь мы можем рассмотреть глубокий вырез на спине. Он мелькал уже, когда женщины радостно кружились.

ЖАННА. Это что?
МАРИАННА. Где?
ЖАННА. На спине у тебя.
МАРИАННА. Это вырез.
СОФЬЯ. Это не вырез, а это платье с открытой спиной!
МАРИАННА. Это плохо?

Пауза. Подруги внимательно смотрят на спину Марианны.

МАРИАННА (беспокоясь). Вульгарно, да?
СОФЬЯ. Ну, если не будешь следить за осанкой…
ЖАННА. Во-во. Горбишься, как эта… старуха…
ЛИДОЧКА (подсказывает). …Изергиль!
ЖАННА. В точку!
МАРИАННА (выпрямляясь). А так?
СОФЬЯ. Вот так и ходи.
ЛИДОЧКА. В журнале написано, что с открытой спиной достаточно сложно выразить свою сексуальность, сохранив при этом честь и достоинство.
ЖАННА. Выкини этот журнал, Лида!
ЛИДОЧКА (твердо). Нет.

Но твердости Лидочки никто не замечает. Марианна осматривает себя в платье, как в первый раз.

МАРИАННА. Ну, правда, как?
СОФЬЯ. Ве-ли-ко-леп-но! Присядешь? Поговорим?
ЖАННА. Она не может сидеть. Ты на платье посмотри.
МАРИАННА. Протестую. Я могу. Но нужна тренировка.
СОФЬЯ. Протест отклоняется! Говорить будем стоя. Но сначала выпьем.
ЖАННА. Отличная мысль. (Забирая бокал.) За что там еще не пили?
ЛИДОЧКА. Ни за что еще толком не пили.
ЖАННА. Давайте за мужиков.

Жанна развязной походкой приближается к манекену и резким движением хватает его за пах.

ЖАННА. Володя, ты не против?
ЛИДОЧКА. Ой!
ЖАННА (глядя на манекен, Лидочке). Что-то смущает?
ЛИДОЧКА. Володя не разговаривает.
МАРИАННА. А мне кажется, он вот-вот заговорит.
СОФЬЯ. Марьяш, ты извини, но это обязательно?
МАРИАННА (напрягаясь). Что?
СОФЬЯ. А, выпить забыли. За мужчин!

Подруги выпивают и автоматически отдают пустые бокалы Лидочке. Та автоматически их принимает, относит и ставит на стол. Жанна, тем временем, подходит и обнимает манекен, кладет голову ему на грудь.

МАРИАННА (Софье). Что сказать-то хотела? Что «обязательно»?
СОФЬЯ. Да ладно, забудь.
МАРИАННА. Интриговать будешь председателя суда. Меня – не надо.
ЛИДОЧКА. Я закуски принесу.

Лидочка выходит.

СОФЬЯ. Я просто подумала, платье…
МАРИАННА. Что?
СОФЬЯ. Обязательно тебе белое платье, чтобы все с помпой, «как у людей»?
МАРИАННА. Белое платье смущает?
СОФЬЯ. Ну, не то, чтобы…
МАРИАННА. Для меня, Сонь, белое платье – ключевой момент.
ЖАННА (послушав, что ей «говорит» манекен). Володя мне сказал, что он – девственник! (Склоняется и дальше «слушает», что ей говорит манекен.)
СОФЬЯ. То есть, без платья нельзя?
МАРИАННА. Нет, ну, можно, конечно.
ЖАННА (манекену). А она что?..
МАРИАННА. Ведь не было платья первые два раза, ты же знаешь?
СОФЬЯ. Я помню твой первый развод, вторую свадьбу и второй развод. На первой свадьбе – мы еще знакомы не были.
ЖАННА (манекену). А ты ей что?..
МАРИАННА (Софье). Да, забыла. В первый раз я с огромным пузом замуж выходила. В трико танцевальном. Никакое платье на меня не налезло бы.
ЖАННА (манекену). Да забудь ты, Володь! Бабы все такие!..
СОФЬЯ. Тогда вопрос снят.
МАРИАННА. Все?
СОФЬЯ. А, что, ты хотела, чтобы я тебя отговаривала? Я твои аргументы принимаю. Белое платье – это достаточная причина, чтобы выйти замуж третий раз.

Слова Софьи, сказанные как бы вскользь, задевают Марианну.

МАРИАННА. Это, вообще-то, не единственная причина! Для меня этот брак.. Понимаешь, и первый, и второй раз, это не я выбирала. Это, как будто само собой случилось, бам!
ЛИДОЧКА. Два раза бам.
МАРИАННА. Да, два раза бам. И оба раза по голове. И я сообразить ничего не успела, и не я все решала, а за меня как будто все решали. А сейчас…
СОФЬЯ. Что?
МАРИАННА. Я сама всё решила. И человека выбрала, и место, и время. И платье решила купить. Именно это. Белое. Платье девичьей мечты.
ЖАННА. Марьяш, тут у нас с Володей просьба к тебе. Дай нам платье померить.
МАРИАННА. Ты что серьезно?
ЖАННА. Володь, мы серьезно? (Марианне.) Да, мы настолько серьезно, что самим страшно делается. Сначала мне, а потом ему. Но мне первой.
СОФЬЯ. Оно тебе велико будет.
ЖАННА (Софье). Ничего. Я его на шерстяной носочек.

Входит Лидочка. В каждой руке у нее по две тарелки. В тарелках нарезка, канапе, закуска и т.п. Тарелки накрыты пленкой. Поставив тарелки на стол, Лидочка начинает аккуратно пленку с тарелок снимать.

МАРИАННА (Жанне). Мне кажется, это примета плохая — чужое платье надевать.
ЖАННА. Примета плохая, если жених раньше времени его увидит.
СОФЬЯ (Жанне). Ну, не хочет она. Чего ты пристала?
ЖАННА. А я чего такого прошу? Жениха прошу, что ли, мне отдать!
ЛИДОЧКА (о своем). Я забирала из холодильника колбасу и всё остальное, и меня охватил ужас.
МАРИАННА. Что конкретно тебя так испугало в моём холодильнике?
ЖАННА (Марианне). У тебя там что, свиная голова?
ЛИДОЧКА. Я не об этом. А что, если стриптизер приедет прямо сейчас! Свалится нам неожиданно на головы!
ЖАННА. Не свалится. Он медленно войдет и будет медленно раздеваться.
СОФЬЯ. Видела в Таллинне эстонского стриптизера. Он рубашку три часа снимал.
ЖАННА (Лидочке). Не бойся. Мой стриптизер не такой.
ЛИДОЧКА. А какой он?
ЖАННА (Марианне). Она завелась, это точно!
МАРИАННА. Да я сама разволновалась, такая реклама!
ЖАННА. Правильно. Я самого-самого заказала. Высокого…
СОФЬЯ. Высокие – они все неуклюжие.
ЖАННА. Нет. Мой гибкий.
СОФЬЯ. Откуда ты знаешь?
ЖАННА. Он на фотографии, знаешь, как изогнулся! Парень двадцати пяти лет, брюнет, красавчик! Высшее образование!
СОФЬЯ. Это очень важно для стриптизера.
МАРИАННА. Он должен уметь сосчитать деньги, которые ему засунули в трусы.
ЖАННА. Фирма солидная. Карточки принимают. Перед тем, как появиться, он сделает контрольный звонок.
ЛИДОЧКА. О, Боже, я забыла, он же позвонит мне!
ЖАННА. Тебе, тебе. Будешь первая на его пути. (Марианне). Платье примерить дашь?
МАРИАННА. Идея, конечно, безумная, но дам.
ЖАННА. Пойдем, посмотришь со стороны.

Жанна и Марианна выходят. Лидочка вытащила свой мобильный и снова со страхом смотрит на него.

ЛИДОЧКА. Я не знаю, что ему говорить!
СОФЬЯ. Это просто: «Где ты бродишь?! Я вся горю!»
ЛИДОЧКА. Нет, я такого говорить не буду.

Резко звонит мобильный. Лидочка вскрикивает и роняет мобильный.

СОФЬЯ. Спокойно. Это мой.

Софья вытаскивает свой мобильный. Смотрит на экран, прежде чем нажать на кнопку приема. Нажимает, подносит трубку к уху.

СОФЬЯ (в трубку). Ты почему не в городе? Что?..

Лидочка бросается поднимать мобильный с пола.

СОФЬЯ (в трубку). Погоди, не слышу тебя…

Прижимая трубку к уху, Софья выходит.

5 СЦЕНА

Софья с мобильным возле уха выходит в коридор. Мы слышим, как ей отвечает сын Митя. Мы даже видим силуэт высокого молодого человека, стоящего к нам спиной.

СОФЬЯ. Почему ты не в городе, я тебя спрашиваю?
МИТЯ. Откуда ты знаешь, где я?
СОФЬЯ. Это не важно.
МИТЯ. Я понял, ты по телефону узнала, да? Ты за мной, как за школьником, по мобильному следишь, да?
СОФЬЯ. Митя, я – мама, я беспокоюсь.
МИТЯ. Дмитрий! Дмитрий мое имя! А ничего, что ты у меня разрешения не спросила? С тобой невозможно разговаривать.
СОФЬЯ. С матерью? Невозможно разговаривать?

Пауза. Митя тяжело вздыхает.

МИТЯ. И чего ты хочешь?
СОФЬЯ. Во-первых, чтобы мне не хамили.
МИТЯ. Прости.
СОФЬЯ. Я хочу понять, кто работает в городе вместо тебя? Кто помогает адвокату, если его помощник отдыхает?
МИТЯ. Он сам меня отправил из города.
СОФЬЯ. Сам?
МИТЯ. Вот ты так всегда, не разобравшись, ничего не поняв, как на танке наезжаешь! После тебя одни развалины!
СОФЬЯ. Прости, Митюша.
МИТЯ. Да ничего. Нормально, после того, как раздавила в лепешку, сломала об колено, «прости»!
СОФЬЯ. Я не хотела тебя обидеть.
МИТЯ. Да ничего страшного. Сейчас, соберу себя по частям. Ногу мою не видела?
СОФЬЯ. Обещаю тебя больше не контролировать.
МИТЯ. И больше не засовывать мне в портфель суп в банке.
СОФЬЯ. Суп-пюре.
МИТЯ. Мама, это не обязательно. Я нормально питаюсь.
СОФЬЯ. Он что, разлился?
МИТЯ. Нет.
СОФЬЯ. Тогда в чем претензия, не понимаю?
МИТЯ. А ничего, что мне двадцать пять?
СОФЬЯ. А на это, Митюша, я скажу тебе следующее: своим поведением ты меня к этому подталкиваешь.
МИТЯ. То есть, я сам во всем виноват?
СОФЬЯ. Я это не так сформулировала.
МИТЯ. А суп в моем портфеле сам появился! Я зашел к тебе, о чем уже жалею, и он сам там возник! По волшебству!
СОФЬЯ. Когда прекратишь истерику, перезвони мне, пожалуйста.
МИТЯ (повышая тон). Нет, я еще не все сказал! Я, между прочим…

Но Софья не слушает сына, она отключается и убирает мобильный. Стоит, обдумывая произошедший разговор. Вид у нее недовольный. Софья вытаскивает пачку сигарет «Парламент» и зажигалку.

6 СЦЕНА

Лидочка одна. Она расставляет закуски на столе, раскладывает салфетки и приборы. Выставляет из чемодана бутылки шампанского «Бароны Ротшильды», короче говоря, накрывает на стол, и все это время не прекращает репетировать будущий монолог.

ЛИДОЧКА. Девочки, так нельзя… Нет… Девочки, это просто невозможно… Я для вас — пустое место…. (Мотает головой, начинает сначала.) Поймите, я же не пустое место!.. Друзья — это люди… люди… (Задумывается.) Друзья – это люди, которые дружат. А, значит, на равных… А если друзья не на равных, то это уже не друзья!.. Это не люди. Это нЕлюди!.. (Сказанное не вполне устраивает Лидочку. Она пробует еще раз.) Вы думаете, я с вами из-за чего?.. Вы думаете, я с вами из-за того, что я вам завидую? Я вам не завидую. Я педагог! С чего мне завидовать! Меня студенты слушают, открыв рот! (Довольно.) Да, открыв рот!..

Входит Марианна, останавливается за спиной Лидочки.

МАРИАННА. Что — открыв рот?

Лидочка, дернувшись, от неожиданности, роняет нож.

МАРИАННА. Что — открыв рот?
ЛИДОЧКА. Ничего. Я просто… брежу.

Лидочка нагибается и поднимает нож с пола.

ЛИДОЧКА. Примета плохая.
МАРИАННА. Бред продолжается?
ЛИДОЧКА. Нет, упавший нож – это, правда, плохая примета.
МАРИАННА. Лид, ты хорошие приметы знаешь?
ЛИДОЧКА. Знаю.
МАРИАННА. Какие?

Лидочка задумывается.

ЛИДОЧКА (после паузы). Нет, не знаю. Но с ножом — это, значит, мужчина придет незваный.
МАРИАННА. Так мужчина придет! Чего в этом плохого?
ЛИДОЧКА. Так незваный же!
МАРИАННА. Так в этом самый интерес! Званые-то достали уже!
ЛИДОЧКА (очень тихо). Меня – нет.
ЖАННА (из комнаты). Ну, чего, все готовы к появлению императрицы?!
МАРИАННА. Готовы, готовы, выходи!
ЛИДОЧКА (Марианне, негромко). Велико?
МАРИАННА (негромко, в ответ). Слишком велико было желание.
ЖАННА (входя). Я всё слышу, девки! Я всё слышу!

Входит Жанна, одетая в подвенечное платье. Платье Жанне, действительно, велико. И это при том, что она надела его на свою одежду и подпоясалась широким, кожаным поясом.
Компенсирует недостатки гардероба железобетонная уверенность Жанны в своей неотразимости. Она неторопливо проходит вперед, назад, демонстрируя себя. Останавливается в позе победительницы.

ЖАННА. И как я вам?
ЛИДОЧКА. Это просто… Просто…
ЖАННА (нетерпеливо). Ну.
ЛИДОЧКА. Фантастически!
ЖАННА. Что скажут молодожены?
МАРИАННА. Молодожены скажут то, что уже говорили. Размерчик не твой и модель не твоя.
ЖАННА. Я слышу голос ЗАВИСТИ! Неприятный голос, дребезжащий, с хрипотцой.
МАРИАННА. Нет никакой хрипотцы!
ЖАННА. Лидок, включи музыку!
ЛИДОЧКА. Почему я?
ЖАННА. Не поняла?
ЛИДОЧКА. Я… в смысле, какую?
ЖАННА. А какую тебе совесть подсказывает?
ЛИДОЧКА. Барбару Стрейзанд?
ЖАННА (Лидочке). Ты ж моя душечка!

Марианна качает головой, мол, в своем репертуаре. Лидочка спешит к музыкальному центру, включает «I will survive» Барбары Стрейзанд. Жанна тем временем подходит к столу, наливает, выпивает шампанского.

ЖАННА (очень спокойно). Держите меня семеро!

Жанна начинает энергичный танец в чужом подвенечном платье. Танец, как говорится, дикий, но симпатичный. Движения размашистые. Жанна занимает собой всю комнату.

МАРИАННА. Платье не порви, Плисецкая!
ЖАННА. А ты давай, присоединяйся!
МАРИАННА. Не хочу.
ЖАННА. Зря, что ли, ты свадебный танец репетируешь?
МАРИАННА. Тебе кто сказал?
ЖАННА (продолжая танцевать). В новостях передавали. Сказали, хорошо у тебя получается!
МАРИАННА. Это мое личное дело! Ясно?
ЖАННА (по-немецки, с придыханием). Я — Я!
МАРИАННА (мотая головой). Лиде, вон, предложи.
ЖАННА. Она не пойдет.
ЛИДОЧКА (смело выступая вперед). А почему это не пойду?! Пойду!
МАРИАННА. Сегодня какой-то вечер чудес.
ЖАННА. Все для твоего удовольствия!

Лидочка танцует крайне неуклюже, словно в первый раз в жизни: ноги-руки не гнутся, без чувства ритма и чувства пространства.

ЖАННА (Марианне). Точно не хочешь?
МАРИАННА. Достаточно того, что ты моё платье надела.
ЖАННА. Ты еще скажи, осквернила.
МАРИАННА (про платье). Ну, правда, осторожнее, порвешь!
ЖАННА. Ты не понимаешь, я для тебя стараюсь. Я его тестирую! Тест-драйв! Давай, Лида!

Лидочка, вдохновленная Жанной, танцует еще хуже.

ЖАННА. Я хочу увидеть твой свадебный танец!
ЛИДОЧКА (задыхаясь). Я тоже.
МАРИАННА. Только на самой свадьбе, не иначе.
ЖАННА. Это твое последнее слово?

Входит Софья, Лидочка сразу перестает танцевать. Тут и песня заканчивается. Жанна останавливается тоже.

ЖАННА (не видя Софью). Короче, я созрела! Лидок, врубай Аллегрову, «Императрицу»!
ЛИДОЧКА. Я не буду ничего врубать.
ЖАННА (оборачиваясь). Что за бунт на корабле?
ЛИДОЧКА. У меня тоже есть свое мнение. И это… своя позиция!
ЖАННА. Это с каких пор?
МАРИАННА. Сонь, что случилось?
СОФЬЯ (проходит к столу). Ничего.

Софья садится за стол, наливает себе шампанского, выпивает. Жанна и Лидочка тоже подходят к Софье.

МАРИАННА. На тебе лица нет.
СОФЬЯ. А на тебе платья.
ЖАННА. Девочки, не ссорьтесь.
ЛИДОЧКА. Соня, кто тебя обидел?
СОФЬЯ (игнорируя Лидочку). Жанна, как там твоя Дианочка?
ЖАННА. Ребенок наглеет не по дням, а по часам. Скоро мать переплюнет!
МАРИАННА. Это вряд ли.
СОФЬЯ. Как у нее с музыкой?
ЖАННА. Играет, как заведенная. Раньше не могла за рояль усадить, сейчас табуретку вытаскиваю из-под неё, а она все равно сидеть продолжает и по клавишам долбит-долбит-долбит!
СОФЬЯ. Марьяш, а твоя Дашуня как? Языки учит?
МАРИАННА. Сонь, ты к чему ведешь?
СОФЬЯ. Как у неё с языками?
МАРИАННА. К французскому и английскому добавился иврит.
ЛИДОЧКА. Я знаю, как на иврите будет «извините», — «слихА».
СОФЬЯ (Марианне). Вот! У твоей три языка! (Жанне.) Твою от рояля за уши не оттащишь!
МАРИАННА. И что?

Софья чуть медлит с ответом, решая, говорить-не говорить, и решает все-таки сказать.

СОФЬЯ. А мой Дмитрий, как он себя гордо называет…
ЖАННА. Что?
СОФЬЯ. Его Господь талантами, к сожалению, не наградил.
ЛИДОЧКА. Ой, нельзя так говорить.
СОФЬЯ (моментально заводится). Почему? Почему нельзя? А если это чистая правда?! Если даже я, мать, которая своего ребенка не просто любит — обожает, не могу найти у него ни одного таланта! Ну, ни одного!
МАРИАННА. Нет, ну, ты не права.
СОФЬЯ. Мне самой горько.
ЖАННА. Конечно, чего-то загнала ты, Сонь.
СОФЬЯ. Хорошо. Скажите, в чем талантлив мой единственный, любимый сын.
МАРИАННА. Ну, мы его не видели. Сложно сказать. По твоим рассказам, он одаренный молодой человек.
СОФЬЯ. Одаренный мной. Одарила его квартирой, машиной и на работу его устроила, на которой он бездарно проводит время.
ЛИДОЧКА. Бедный.
СОФЬЯ. Ну, да, пожалейте его еще! Заслужил, несчастный!
МАРИАННА. Стоп, он у тебя немецкий знает.
СОФЬЯ. Марьяша, я его за свой счет на год в Германию отправляла! За год в семье кошка по-немецки заговорит! Ей деваться некуда будет!
ЖАННА. Ты говорила, он на велике гоняет. Вот!
СОФЬЯ. Что «вот»?
ЖАННА. Держится! На двух колесах не падает! Талант!
СОФЬЯ. На велосипеде кататься – это талант, по-твоему? Да это навык, как ложкой есть!
ЛИДОЧКА. А я не умею.
МАРЬЯННА. Ложкой есть?
СОФЬЯ (впроброс). Ну, это не удивительно.
ЛИДОЧКА (возмущенно). Почему это ты так говоришь?!

Подруги поворачиваются к Лидочке. Они очень удивлены тоном, напором, с каким была сказана последняя фраза.

ЖАННА. Лид, ты чего, водку нашла?

Раздается звонок мобильного. Лидочка вздрагивает, становится прежней Лидочкой.

ЖАННА. Да перестань ты дергаться, красотка! Пудра осыпается!
ЛИДОЧКА. Это он!!!
МАРИАННА. Откуда ты знаешь?
ЛИДОЧКА. У меня звонок на чужие номера специальный. (Вытаскивает из кармана мобильный.) Марьяш, поговори с ним, пожалуйста!
МАРИАННА (улыбаясь). Почему я? Я стриптизера на заказывала!

Звонок повторяется. Лидочка протягивает мобильный Софье.

ЛИДОЧКА. Сонечка, прошу тебя!
СОФЬЯ. Лида, мои услуги в качестве секретарши тебе не по карману.

Мобильный звонит. Лидочка переводит телефона на подруг умоляющий взгляд. Жанна выхватывает у Лидочки мобильный.

ЖАННА. Давай сюда! Неужели трудно сказать пару слов голому мужчине!
ЛИДОЧКА (в ужасе). Он уже голый?!
ЖАННА (в трубку). Да… Да… Да…

Жанна выключает и возвращает мобильный Лидочке.

МАРИАННА. Недолго музыка играла.
ЛИДОЧКА (Жанне). И это всё? Что он сказал?
СОФЬЯ. Он не приедет?
ЖАННА. Не надейтесь. Адрес правильно назвал. Через пятнадцать минут будет.
СОФЬЯ. Так, я тогда за подарком.
ЖАННА. Подарок к тебе сам сейчас придёт.
СОФЬЯ. Нет, у меня для Марьяши отдельный подарок.
МАРИАННА. Сонь, мы же договорились, все подарки после ЗАГСа.
СОФЬЯ. Это такой подарок, который надо до ЗАГСа вручить.

Софья уходит.

ЖАННА (Марианне). Ты что-нибудь понимаешь?
МАРИАННА. Нет. Хотя я заинтригована.
ЛИДОЧКА. Можно, когда «мужчина» придет, я буду на кухне?
ЖАННА. Нет. Специально для тебя привет-танец заказан.
ЛИДОЧКА. Ой.
ЖАННА. Не просто «ой», «ой-ёй-ёй»!
ЛИДОЧКА. Тогда я просто уйду.
ЖАННА. С девичника? Обидеть хочешь лучшую подругу?
ЛИДОЧКА. Марьяша, ты ведь меня простишь?
ЖАННА (делая Марианне знаки). Ты же ведь не простишь такую подлость, правда?
МАРИАННА. Лидочка, милая, не хочу, чтобы ты мучилась.
ЛИДОЧКА. Спасибо тебе огромное!

Раздается резкий дверной звонок. Лидочка дергается.

ЖАННА. Да перестань ты дергаться! У меня инфаркт с тобой будет!
ЛИДОЧКА. Это он!
МАРИАННА. Он же сказал, через пятнадцать минут.
ЛИДОЧКА. Думаете, мужчина, танцующий без трусов, способен держать слово!
МАРИАНОЧКА. А, может это, ну, не знаю, сантехник?
ЛИДОЧКА (не слушая). Я спрячусь за дверь!
ЖАННА. Почему не на антресоли?
ЛИДОЧКА (очень серьезно). Там тесно. Я лучше спрячусь за дверь. Когда он уйдет, я выйду. Я никому не помешаю. Я буду стоять очень тихо.

Лидочка быстро уходит под повторяющиеся дверные звонки.

ЖАННА. За дверью?! Всё еще хуже, чем я думала!
МАРИАННА. Этот парень любит звонить.
ЖАННА. Значит так. Ты садись вот здесь, я его встречу. Поверь мне, он тебе понравится!
МАРИАННА. Откуда ты знаешь?
ЖАННА. Я знаю твой тип. Тебе нравятся мужчины, которые, обычно… мне не нравятся.
МАРИАННА. Вот и открывается страшная правда.
ЖАННА. Радуйся! Твой Иван не в моём вкусе!
МАРИАННА (возмущенно). Подожди, ты для кого стриптизера вызвала?!

Жанна, не отвечая, выходит. Марианна качает головой, мол, она неисправима. Марианна садится на стул, закидывает ногу на ногу.

7 СЦЕНА.

Жанна в подвенечном платье, перетянутом поясом, выходит в прихожую, открывает входную дверь. На пороге стоит СТРИПТИЗЕР (25), очень симпатичный брюнет в повседневной одежде и с большой спортивной сумкой через плечо.

СТРИПТИЗЕР. Лидия?
ЖАННА. Я за нее. Меня зовут Жанна. Мы с вами по телефону говорили.
СТРИПТИЗЕР. Можно войти?
ЖАННА. Прошу.

Жанна отступает назад и смотрит на Стриптизера, который входит в квартиру. Жанна, не стесняясь, любуется им. Стриптизер снимает с плеча и ставит на пол сумку.

СТРИПТИЗЕР. Вы невеста?
ЖАННА. Я гораздо лучше!

Жанна и Стриптизер смотрят друг на друга.

СТРИПТИЗЕР. Возможно.
ЖАННА (подходя к Стриптизеру вплотную). Наверняка.
СТРИПТИЗЕР. Мне нужно переодеться.
ЖАННА. Можно здесь.
СТРИПТИЗЕР (оглядываясь). Здесь?
ЖАННА. Или вы стесняетесь?
СТРИПТИЗЕР. Если вы будете смотреть, надо будет доплатить.
ЖАННА. С какой это стати?
СТРИПТИЗЕР. Я буду раздеваться два раза. Сейчас и потом. Это стоит дороже.
ЖАННА. В два раза?

Стриптизер пристально смотрит на Жанну. Кажется, она ему тоже не безразлична.

СТРИПТИЗЕР. Думаю, я сделаю вам скидку.
ЖАННА. У меня есть социальная карта.
СТРИПТИЗЕР. Она не понадобится.
ЖАННА. Вы так добры.
СТРИПТИЗЕР. О, вы меня еще плохо знаете!
ЖАННА. Есть, чем удивить?
СТРИПТИЗЕР. И не один раз.

Жанна делает шаг назад, Стриптизер начинает расстегивать рубашку, медленно, пуговица за пуговицей, не сводя взгляда с Жанны.

ЖАННА. Лишний раз убеждаюсь, мужчины ничего не могут сделать без помощи. Тут помощь нужна. Как тебя зовут?
СТРИПТИЗЕР. Эмиль.
ЖАННА. Разреши, Эмиль…

Жанна заходит за спину Стриптизера и, обхватив его руками, расстегивает нижние пуговицы на рубашке. Расстегнув пуговицы, Жанна резко срывает со Стриптизера рубашку. Жанна притягивает Стриптизера к себе, долгий поцелуй через плечо.
Во время поцелуя Жанна ловко расстегивает ремень на брюках Стриптизера.
Открывается входная дверь, в квартиру входит Софья с файлом в руках. Она видит Жанну и Стриптизера и застывает, как вкопанная.

СОФЬЯ. Митя?!
СТРИПТИЗЕР. Мама?!

С Мити падают брюки, которые уже ничто не держит.

ЖАННА (Софье). Сука!

КОНЕЦ ПЕРВОГО ДЕЙСТВИЯ.

2 ДЕЙСТВИЕ

1 СЦЕНА

Перед дверью в квартиру Марианны на полу сидит Митя. Рядом с ним большая спортивная сумка. Он сидит спиной к стене, то застегивая, то расстегивая верхнюю пуговицу на рубашке.
Слышится звук открывающегося лифта, шаги. К двери квартиры подходит Иван. Останавливается, смотрит на Митю. Слышно, как закрываются двери лифта. Пауза.

ИВАН. Добрый вечер.
МИТЯ. Не навязывайте мне свое мнение. Вечер мог бы быть гораздо добрее.
ИВАН. Вот не буду с вами спорить. Вот абсолютно с вами согласен.
МИТЯ. А что толку, товарищ? Что толку? Вы туда? (Большим пальцем показывает на дверь).
ИВАН. А что, собственно?
МИТЯ. Собственно, я там уже был.
ИВАН. И как там?
МИТЯ. Мне не понравилось.
ИВАН. Вы?…
МИТЯ. Эмиль.
ИВАН. Эмиль?
МИТЯ. То есть, Дмитрий. А вы?
ИВАН. Иван.

Пожимают друг другу руки, при этом Митя остается сидеть.

МИТЯ. Только у меня к вам одна просьба — никогда, слышите, никогда не называйте меня Митя.
ИВАН. У меня подобной просьбы не будет. Можно и Ваня, и даже Вано, если вам захочется. Там же девичник, правильно?
МИТЯ. Боюсь, я его испортил.
ИВАН. Интересно. А что вы делали на девичнике?
МИТЯ. Ничего сделать толком не успел. Я оказался там лишним.
ИВАН. Там моя невеста.
МИТЯ. Слабо! Там моя мама!
ИВАН. Ну, тогда… мы почти родственники.
МИТЯ (схватившись руками за голову). Какого хрена я туда пошел?!
ИВАН. Что, все так плохо?
МИТЯ. Очень.
ИВАН. Совсем-совсем?
МИТЯ. Даже хуже.
ИВАН. Как второй раз забрали служить в армию?
МИТЯ. Практически. Хотя я не служил.
ИВАН. Это очень плохо. (Проходит и садится рядом с Митей, опершись о стену спиной). Вас послушав, я, честно говоря, туда идти тоже не хочу.
МИТЯ. Я вас, Иван, понимаю.

Иван вытаскивает из кармана маленькую блестящую фляжку, открывает и дружелюбно протягивает Мите. Митя берет фляжку, нюхает.

МИТЯ. Вообще-то, я на работе не пью.
ИВАН. А вы сейчас на работе?
МИТЯ. Действительно. (Делает большой глоток. Возвращает фляжку Ивану). Егермайстер? Не слабо.
ИВАН (приятно удивлен). Не каждый день встретишь ценителя.

Иван качает фляжкой, показывая, что он пьет за Митю, и тоже делает большой глоток. Закручивает пробку и убирает фляжку.

ИВАН (показывает на дверь). Мне туда надо, но я не хочу.
МИТЯ. Понимаю. Непростая компания собралась.
ИВАН. Я могу быть с вами откровенным?
МИТЯ (чуть морщась). Это что-то неприятное, да?

Иван, не раздумывая, вытаскивает снова фляжку из кармана, открывает и протягивает Мите. Митя, почти не колеблясь, берет фляжку, делает большой глоток. Возвращает.

МИТЯ (слабея от алкоголя). Да, вы можете быть со мной откровенным.
ИВАН. Там моя невеста.
МИТЯ. Вы уже говорили.
ИВАН. Правильно. И вот я не уверен.
МИТЯ. В чем?
ИВАН. Хочет ли она за меня замуж.
МИТЯ. Прикольно. Когда свадьба?
ИВАН. Завтра. Нет, она говорит, что хочет.
МИТЯ. Моя мама тоже много чего говорит.
ИВАН. А ваша мама?..
МИТЯ. Софья Михайловна.
ИВАН. О, нет.
МИТЯ. Что?
ИВАН. Проехали.
МИТЯ. Она вам что-то сделала?
ИВАН. Нет, Соня хорошая.
МИТЯ. В этом я себя тоже всегда пытаюсь убедить.
ИВАН. Ситуация, Дим, такая: в первый раз за время нашего знакомства я не могу поговорить со своей невестой откровенно. Совершенно… обнажиться перед ней, понимаете?
МИТЯ. Обнажиться — это я очень хорошо понимаю.
ИВАН. Боюсь, что она неправильно меня поймет. И последствия будут катастрофическими.
МИТЯ. Боитесь, что она не выйдет за вас?
ИВАН. Надо выпить.

Повторяется знакомая процедура: Иван вынимает фляжку, дает отхлебнуть Мите. Потом выпивает сам, закрывает пробку, убирает фляжку. Все это происходит быстро, словно было отрепетировано.

МИТЯ. Однажды я тоже чуть не женился.
ИВАН. Что помешало?
МИТЯ. Ну, были обстоятельства…
ИВАН. Мама?
МИТЯ (с горечью). Да.
ИВАН. Я так понимаю, вам тоже туда нужно, Дмитрий?
МИТЯ. Нужно, но я пока думаю.
ИВАН. Боитесь разрушить веселье?
МИТЯ. Не уверен, что там весело. По крайней мере, когда я уходил, все были недовольны.
ИВАН. Чем?
МИТЯ. Мной.
ИВАН. Тогда, может, и возвращаться не стоит?
МИТЯ (очень серьезно). Если не вернусь — я себя уважать перестану!
ИВАН. Надо нам тогда решить, кто пойдет первым.
МИТЯ. Давайте я.
ИВАН. А я вот первым хотел.
МИТЯ. Мне кажется, я созрел.
ИВАН. А по вам не видно.
МИТЯ. Я, между прочим, первым сюда пришел.
ИВАН. У меня завтра свадьба.
МИТЯ. Это не аргумент.
ИВАН. А что аргумент, похороны?
МИТЯ. Тфу-тфу-тфу. Давайте посчитаемся. Типа, «Летел лебедь, считал девять…»
ИВАН. Давайте пойдем вместе!
МИТЯ. Нет, простите. Вам лучше при этом не присутствовать.

Иван внимательно смотрит на Митю.

ИВАН. Тогда давайте считаться.
МИТЯ (считается). Летел лебедь, считал – девять, раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять…

Выигрывает сам Митя, показывая пальцем на себя самого. Так и стоит, ткнув указательным пальцем себя в грудь. Иван делает жест в сторону двери.

ИВАН. Ну, вперед!

Митя медлит. На его лице растерянность, если не сказать, испуг.

2 СЦЕНА.

Квартира Марианны. В гостиной все так, как мы оставили в первом действии: накрытый стол, бутылки с шампанским «Бароны Ротшильды» на столе, закуска, которую в свое время принесла Лидочка.
Манекен стоит голый и одинокий, спиной к зрительному залу.
Софья сидит за столом. Перед ней тарелка. Она смотрит в одну точку и ловко при этом орудует ножом и вилкой, отрезает и отправляет куски себе в рот. Жует механически, так же глядя в одну сторону.
Лидочка, Марианна тут же. Они с жалостью смотрят на Софью.

ЛИДОЧКА (Марианне). Мне страшно!
МАРИАННА. Не нагнетай.
ЛИДОЧКА. Если так пойдет, она все съест.
МАРИАННА. Тебе жалко, что ли?
ЛИДОЧКА. Нет. Но женщина её комплекции не должна так много есть!
СОФЬЯ (глядя в одну точку). Какой вкусный сыр!
МАРИАННА. Надо убрать чеснок и красный перец.

Лидочка послушно выполняет приказание.

ЛИДОЧКА. Во Франции был один мужчина, он съел самолет.
МАРИАННА. Зачем? Его не пустили на рейс?
ЛИДОЧКА. Нет. Он ел все ради шоу. Маленькими кусочками.
МАРИАННА. Это не про Соню. Смотри, какие кусищи заглатывает!
СОФЬЯ. А что, рулетиков больше нет?
ЛИДОЧКА (Софье). Прости, их было всего два подноса. (Марианне.) Она заедает стресс.
МАРИАННА. Может, бутылки убрать?
ЛИДОЧКА. Если с самого начала не начала пить, запой не случится. Пронесло. Это я по своему папе знаю.
МАРИАННА. Но запить-то ей нужно. Она всухомятку мечет. Сонь, тебе попить дать?

Софья не отвечает. Жует, глядя в одну точку. Марианна наливает воды и ставит перед Софьей. Та, похоже, и этого не замечает.

ЛИДОЧКА. Соня, нам тебя очень-очень-очень жалко.

Входит Жанна. У нее мокрое лицо, длинные ватки торчат из каждой ноздри. Она в своей одежде, в руках свернутое пополам свадебное платье.

ЖАННА. А меня тебе не жалко, мать Тереза?
ЛИДОЧКА. И тебя жалко. Ты – бедная.
ЖАННА. Хрен там, я – богатая!

Жанна подходит к Софье, которая продолжает жевать и, словно, не замечает подругу.

ЖАННА (Софье). Ты СОВСЕМ, что ли?!
МАРИАННА. Она ударила случайно.
ЖАННА. Случайно? Два раза? С правой и с левой. Да еще удар-то какой сильный! Лупишь клиентов, адвокатесса, признавайся!
ЛИДОЧКА. Она не ответит. Она в шоке.
ЖАННА. Она, значит, в шоке, а я гуляю по весеннему саду! Да я тридцать пять процентов красоты потеряла из-за нее.

Жанна подходит и начинает надевать свадебное платье на манекен.

МАРИАННА. Десять процентов, максимум.

Жанна разворачивает манекен. Лиф платья закапан кровью. Несколько крупных пятен и мелкие.

ЛИДОЧКА. Царица Небесная!

Марианна молча закрывает глаза. Ей тяжело это видеть.

ЖАННА. Во-во. Сонька звезданула, кровь из носа потекла.
МАРИАННА (с трудом сдерживая эмоции). Она хотела платье, она получила платье!
СОФЬЯ (о своем). Очень много майонеза.
ЖАННА (Софье). Ты посмотри, что ты с платьем подвенечным сделала, тяжеловес-любитель. (Показывая на манекен в платье.) Даже трансвестит Володя в шоке.
ЛИДОЧКА. Марьяша, это ты теперь бедная!
МАРИАННА (делая хорошую мину при плохой игре). Перестань. Ничего страшного не случилось.
ЖАННА. Как? Да ты чего? Она платье твое испортила.
МАРИАННА. Несколько стильных красных пятен. (Ей жалко платья, но она из всех сил старается этого не показывать.) Красные маки на белом снегу.
ЛИДОЧКА. Я могу попробовать отстирать.
МАРИАННА. Или я прикроюсь завтра большим плакатом: «НОВОБРАЧНАЯ».
ЖАННА (Софье). Ты видишь (показывает на Марианну), до чего ты невесту довела! Она рекламу на себя повесить хочет!
СОФЬЯ (медленно выходя из ступора). Марьяш…
МАРИАННА. Да.
СОФЬЯ. Прости меня.
ЖАННА. Передо мной извиняться не обязательно! Не надо! Зачем?! Я так проживу…
ЛИДОЧКА (Жанне). Ты можешь помолчать!

Жанна удивлена до крайности. Не сразу находит слова, чтобы Лидочке ответить.

ЖАННА. Лидка, ты… з глузду зъихала?

Лидочка, не отвечая на этот, в общем-то, риторический вопрос, направляется решительно к манекену, начинает снимать с Володи платье.

СОФЬЯ (Марианне). Я сама себя никогда не прощу.
МАРИАННА. Соня, эта интонация тебе не идет.
СОФЬЯ. Не всё же мне командный голос показывать.
ЖАННА (Лидочке). Ты что делаешь, истеричка?
ЛИДОЧКА. Кровь можно отстирать! Я это сделаю!
СОФЬЯ (Лидочке). Ты уверена? (Подругам) Она вошла в опасную фазу, не находите?

Лидочка сняла платье с манекена.

ЛИДОЧКА. Я знаю секрет. Холодная вода и… что еще, я не скажу, но платье станет, как новое!
ЖАННА (преграждая Лидочке путь). Вы что, просто так её отпустите?
ЛИДОЧКА (сжимая платье, Жанне). Прочь с дороги! Пятно въедается!
МАРИАННА (Жанне). Пусти её. Хуже уже не будет.

Жанна отступает в сторону, Лидочка быстро уходит с платьем в руках.

ЖАННА (глядя Лидочке вслед). Климакс?
МАРИАННА. Да нет, еще рановато.
СОФЬЯ. Мой сын, мой Митюша, мой ребенок работает шлюхой!
ЖАННА. Стриптиз не всегда заканчивается сексом.
СОФЬЯ (Жанне). А вот ты сейчас заткнись, поняла?! Ни слова больше!
ЖАННА. Откуда я знала, что…
СОФЬЯ. Ни звука больше, поняла?!

Жанна застегивает губы на воображаемую молнию.

СОФЬЯ. Добиться должности помощника адвоката, и потом…
МАРИАННА. Это ты его устроила.
СОФЬЯ. Какая разница?
ЖАННА. Интересно, его начальник, адвокат, тоже танцует?

Софья хватает со стола яблоко и швыряет в Жанну. Та пригибается. Яблоко пролетает мимо. Марианна встает между подругами.

МАРИАННА. Сонечка, давай разберем эту непростую ситуацию.
СОФЬЯ. Мне и так все понятно.
МАРИАННА. Он взрослый человек.
ЖАННА. Подтверждаю.
СОФЬЯ (Жанне). Убью! (Марианне). Какой взрослый! Лопух!
МАРИАННА. Но ему, получается, удавалось так долго тебя обманывать.
СОФЬЯ. Это просто подлость и хитрость.
МАРИАННА. Чтобы ты ничего не заподозрила? Это ум!
СОФЬЯ. Да что ты его защищаешь?! А если б твоя дочь на панель вышла?! Что бы ты сказала?!.. (Осекается).

Пауза.

ЖАННА (Софье). Рубанула с плеча, попала по коленке.
СОФЬЯ (Марианне). Прости.
МАРИАННА. Приятно было слышать.
СОФЬЯ. Извини. Не подумав, сказала.
МАРИАННА. Сонь, я знаю тебя очень давно. Ты НИКОГДА и НИЧЕГО не говоришь, не подумав.
ЖАННА (Марианне). Будешь с ней драться, учти, у нее левый боковой хорошо поставлен.
МАРИАННА. Нет. Я не буду с ней драться. Она сильнее.
СОФЬЯ. Так. Вижу, пришло время свадебного подарка. Марьяша, сейчас ты будешь очень удивлена.
МАРИАННА. Может, не надо?
СОФЬЯ. Подарок практичный и в наше время необходимый.
ЖАННА. Стельки?

Раздается дверной звонок.

ЖАННА. Я больше никого не вызывала. Честное слово.

Женщины, не сговариваясь, выходят в коридор.

3 СЦЕНА

Марианна, Софья и Жанна подходят к двери. Марианна берется за замок.

ЖАННА. Погоди. (Громко) Кто там?
ИВАН (из-за двери). Это я, жених.
МАРИАННА. Иван!

Сзади к женщинам подходит Лидочка с феном в руке.

ЛИДОЧКА. А разве это не плохая примета?
ЖАННА (резко обернувшись). Лидка, хватит пугать!
ЛИДОЧКА. Извините.

Лидочка с феном быстро уходит. Марианна открывает дверь. В квартиру входит Иван.

ИВАН. Всем привет.

Марианна закрывает дверь.

СОФЬЯ. Здравствуй, Ваня.
ЖАННА. Те же, и женишок.
МАРИАННА. Жанна.
ЖАННА. Что? Простая констатация факта.
ИВАН. Я очень извиняюсь. Понимаю, что не вовремя. Девичник – это святое.
СОФЬЯ. Не сказала бы. (Отвечая на взгляд Марианны.) Я вообще про девичники.
ИВАН. Вы не обидитесь, если я попрошу оставить нас на несколько минут?
ЖАННА. Секс будет?
СОФЬЯ (подталкивая Жанну к выходу) Пойдем, «секс»!

Софья и Жанна уходят. В прихожей остаются Иван и Марианна. Они стоят друг напротив друга.

ИВАН. Я пришел задать вопрос.
МАРИАННА. При девочках ты решил ничего не спрашивать. Что-то личное?
ИВАН. Я бы даже сказал, семейное.
МАРИАННА. Я вся дрожу.
ИВАН. По тебе не видно.
МАРИАННА. Дрожу, но внутренне. У женщин так бывает.
ИВАН. Не хочу тебя расстраивать, у мужчин тоже.
МАРИАННА. Значит, ты меня понимаешь.
ИВАН. Всегда понимал.
МАРИАННА. Ну…
ИВАН. Марьяш, ты, вообще, хочешь за меня замуж?
МАРИАННА. Ничего себе. «На колу мочало — начинай сначала». (Поправляет на себе черную одежду, официальным тоном.) Да, Иван Иванович, я мечтаю выйти за вас замуж.
ИВАН (просто). Почему?
МАРИАННА. О, Боже!
ИВАН. Ответь, пожалуйста.
МАРИАННА (собираясь с мыслями). Помнишь, когда у нашей «конторы» был юбилей, мы с тобой ржали и ты так пальцем снял крошку у меня отсюда? (Показывает на уголок рта)
ИВАН. Да, я помню, ты ела…
МАРИАННА. Печенье.
ИВАН. Крекер.
МАРИАННА. Разве?
ИВАН. Сырный крекер.
МАРИАННА. Вот видишь, у тебя с памятью лучше. Будешь напоминать мне о дне рождения.
ИВАН. Крошка как причина для брака.

Иван и Марианна застывают в долгом поцелуе.

МАРИАННА. Вань, я же все помню. Снял крошку таким уверенным движением… Понимаешь, как само собой разумеющееся. И я подумала…
ИВАН. Что?
МАРИАННА. И я подумала…
ИВАН. Что ты подумала?
МАРИАННА (громко). Жанна! Хватит подслушивать!

Появляется Жанна. Ей совсем не стыдно.

ЖАННА. Вас долго не было. Я подумала, не случилось ли что?
МАРИАННА. Мы говорили о совести.
ЖАННА. Это не ко мне. У меня муж совесть отобрал вместе с паспортом.

Жанна исчезает.

МАРИАННА. Ваня, зачем ты пришел?
ИВАН. Честно?
МАРИАННА. Только так.
ИВАН. Я соскучился.
МАРИАННА. Вань.
ИВАН (не хочет говорить). Я, правда, соскучился. Пока. До встречи завтра. Не опаздывай.
МАРИАННА. Вань, у тебя же ключи есть. Ты зачем звонил?
ИВАН. Ну, как сказать. Чтобы официально было. Пока.

Иван выходит, закрывает дверь. Марианна расстроена его поведением. Пауза, она вздыхает, упирается головой в дверь, стоит так, переживает.

4 СЦЕНА

Софья и Жанна сидят за накрытым столом. Софья развалилась на стуле и чувствует себя вполне комфортно. Жанна держит в руках договор, внимательно читает, перелистывая страницы.

ЖАННА. Офигеть!

Софья удовлетворенно кивает.

ЖАННА. Появились новые пункты.
СОФЬЯ. Изменились формулировки. (Про Марианну.) Куда она так торопится, я не понимаю! Куда?!
ЖАННА (читая контракт). Ну, ты крутая.
СОФЬЯ. Говори, говори. Мне нравится.
ЖАННА (продолжая читать). А вот этот, восемь точка девять…
СОФЬЯ. Этого пункта в твоем контракте вообще нет.
ЖАННА. Пора пересматривать мой.
СОФЬЯ. Твой Чухонцев вряд ли на это пойдет.
ЖАННА. Права. Он — жлоб.
СОФЬЯ. Это еще мягко сказано.
ЖАННА. За жлобом, как за каменной стеной.

Жанна аккуратно убирает контракт в папку и кладет папку на стол.

СОФЬЯ. Марьяша делает глупость.
ЖАННА. Да, Ванька ее — лопух. Сразу, говоришь, подписал?
СОФЬЯ. Почти упрашивать не пришлось.
ЖАННА. Везет некоторым людям на этой планете. Мне за контракт Чухонцеву пришлось…
СОФЬЯ (не дает ей продолжить, морщась). Да знаю, знаю. Сто раз рассказывала.
ЖАННА. В Марьяшкином случае, если не про деньги, значит, это любовь.
СОФЬЯ. Нет любви на свете.
ЖАННА. Где ты весь романтизм растеряла, мать?
СОФЬЯ. По залам суда. Дружба — да. Она есть. Любви нет, как ни крути. Взаимные интересы. Уговаривают себя обе стороны, уговаривают, а потом, как бы, сами верить начинают. Самоубеждение. В тяжелых случаях — самогипноз.
ЖАННА. А секс?
СОФЬЯ. Ты при мне сегодня этого слова не говори!

Входит Марианна. Подходит и садится за стол.

МАРИАННА. Сонь, а скажи, что здесь самое вкусное?
ЖАННА. Мать, ты же на диете.
МАРИАННА. Что-то есть захотелось. (Берет тарелку и щедро накладывает в нее еду. Начинает есть.)

Софья и Жанна с удивлением смотрят на подругу.

ЖАННА. Где-то это я сегодня уже видела.
СОФЬЯ. Марьяш, я уже ходила по этому пути. Не помогает.

Марианна ничего не отвечает. Сосредоточенно жует, глядя в одну точку.

ЖАННА. Это будет первый на моей памяти девичник, когда еда закончится, а выпивка — нет.

Софья решительно пододвигает свой стул и садится рядом с Марианной.

СОФЬЯ (проникновенно). Марьяш, давай сейчас дожуй этот кусок и скажи, что случилось.
МАРИАННА (глядя в одну точку). Зачем он приходил?
СОФЬЯ. Иван?
ЖАННА. Захотел тебя видеть. У вас ведь любовь — мы, когда тебя не было, выяснили.
МАРИАННА. Пришел без звонка, хотел что-то сказать и не сказал.
СОФЬЯ. А о чем разговор вообще был?

Марианна поворачивается и смотрит на Софью.

СОФЬЯ. Если это, конечно, не секрет?
ЖАННА. Мужики тяжело формулируют.
СОФЬЯ. Глубокая мысль.
ЖАННА. Бабы легко формулируют, а мужики — тяжело. Чухонцев год не мог объяснить, какой ему цвет волос на мне нравится.
СОФЬЯ. В итоге сказал?
ЖАННА. Сказал и был послан. Я сама не знаю, какой мне цвет больше нравится. Сейчас — Марьяшкин.
МАРИАННА. Он ничего не сказал толком. Хотел, но не сказал. Я боюсь… (осекается).
СОФЬЯ. Чего? Что он передумал?
МАРИАННА. Он бы сказал?
ЖАННА. Сказал бы, если не извращенец. Извращенцы делают это в ЗАГСе.
СОФЬЯ. Ты-то сама уверена?
МАРИАННА. Вот он пришел, ничего не сказал, и я, как бы, уже не знаю.
ЖАННА. Меня перед свадьбой так колбасило, что я помаду съела.
МАРИАННА. Причем, мою.
СОФЬЯ. Он тоже нервничает. Можно это и так толковать.
МАРИАННА. А можно и не так, да?

Раздается дверной звонок. Подруги переглядываются.

ЖАННА. Я открывать не пойду. Боюсь от Соньки по морде получить.
МАРИАННА (вставая). Я открою.
ЖАННА. Тем более это твой принц, наверное, коня белого развернул.

Марианна выходит.

ЖАННА. То есть, что мы имеем? Невеста и жених начинают давать заднюю?
СОФЬЯ. Мне с самого начала этот брак казался неудачной идеей.
ЖАННА. Брака еще нет.
СОФЬЯ. Ну, к этому идет.
ЖАННА. А чего ты лучшей подруге это не донесешь? Свои сомнения, да напрямки, как говорят у нас в деревне.
СОФЬЯ. Марьяша — девушка взрослая и неглупая. Сама сообразит.
ЖАННА. Как бы поздно не было.

В гостиную входит Марианна. Останавливается у входа.

МАРИАННА. Вы только не пугайтесь.

Мимо Марианны в гостиную быстро входит Митя.

МИТЯ (Марианне). Это плохая идея была — меня представлять. Это все лишнее!

Софья и Жанна, мягко скажем, удивлены. Софья поднимается с места. Митя решительно направляется к Софье. Встает напротив нее.

МИТЯ. Мама, сядь.
СОФЬЯ. Ты зачем пришел? Добить меня?
МИТЯ. Сядь, мама.
ЖАННА. Еще секунда, и он посадит адвоката.
СОФЬЯ. Ты пьяный?
МИТЯ. Да. Я пью, курю и сплю с женщинами за деньги.
СОФЬЯ. Ничего нового я сейчас не узнала. Истеричный тон твой меня не трогает. Симпатии ты не вызываешь.
МИТЯ. Мама, если ты сейчас не сядешь…
СОФЬЯ. Ты заплачешь?
МАРИАННА. Сонь, ну, сядь. Просит парень — чего тебе?
ЖАННА. Я бы давно уже села. Даже на пол.

Софья медленно, если не сказать демонстративно, садится на стул.

МИТЯ (Марианне). У вас есть музыка?
МАРИАННА. «I will survive» с прошлого раза остался.
МИТЯ. Пойдет. Включайте.
СОФЬЯ (привставая со своего места). Ты, что, собираешься..?
МИТЯ. Сядь, мама! Иначе я не буду разговаривать с тобой до конца жизни. Я серьезно говорю.

Софья смотрит в глаза сыну. Садится. Жанна пододвигает свой стул к стулу Софьи.

ЖАННА. У меня билет в первый ряд.

Марианна включает музыку. В гостиную входит Лидочка. Увидев Митю, останавливается. Марианна тут же выключает музыку.

ЛИДОЧКА. Ой.
ЖАННА. Возвращение блудного стриптизера.
МИТЯ (Лидочке). Садитесь, пожалуйста. Вам будет интересно.
ЛИДОЧКА. Вы уверены?
МИТЯ. Убежден.
ЛИДОЧКА. Я, вообще, за Володей… Ну, ладно.

Лидочка проходит и садится рядом с Жанной.

МАРИАННА. Можно?

Митя кивает. Марианна включает музыку, проходит к подругам и тоже садится на стул. Получается, что сидят они вчетвером в ряд, как зрители на спектакле. Митя начинает танцевать под музыку. Софья закрывает глаза рукой. Митя танцует уверенно и профессионально. Танец его нельзя назвать пошлым. Он задействует в танце всех присутствующих. Одним движением, проходя мимо зрителей, вытаскивает шпильку из волос Софьи и распускает ей волосы. Еще один круг танца — и он обнимает Жанну, которой еле достает сил отпустить его. Еще один круг в танце — Митя приближается к Лидочке, ласково снимает с нее очки.

ЛИДОЧКА (Мите). Простите, они мне необходимы.

Но Митя не слушает Лидочку, окружает ее вниманием, танцует вокруг нее, срывает резинку с волос и распускает хвостик. Лидочка пытается повернуться, но Митя в танце всегда оказывается у нее за спиной. Одно движение — и он из-под Лидочкиной руки расстегивает ей пуговицу на блузке.

ЛИДОЧКА. Ой.

Митя в танце подходит к Марианне. Ловко целует ей сначала левую, потом правую руку. После этого он хочет ее увлечь в танец, но Жанна жестом останавливает его.

ЖАННА. Девушка до свадьбы не танцует.

Митя оставляет Марианну и продолжает танец. Пока Митя танцует, Софья убирает руки от лица и следит за его движениями. Заканчивается музыка — заканчивается и танец. Митя почти не сбился с дыхания. Он стоит напротив подруг и улыбается. Жанна начинает аплодировать первой.

ЖАННА. Круто!

Вслед за ней аплодируют Марианна и Лидочка. Софья не хлопает.

МАРИАННА. Это было очень здорово, правда.
МИТЯ. Спасибо.
ЖАННА. Только почему без раздевания?
МИТЯ. Я хотел вам показать танец, а не свое тело. До свидания. До свидания, мама.

Митя выходит. Пауза.

МАРИАННА (Софье). И ты говоришь, что у него нет талантов?
СОФЬЯ. Это сомнительный талант.
ЖАННА. Да он пляшет, как бог!
ЛИДОЧКА. Очень жалею, что не сняла выступление на мобильный.
СОФЬЯ (раздраженно). Хватит хвалить его! Что вы от меня хотите?
МАРИАННА. Послушай профессионала, Соня. Я в этом бизнесе пятнадцать лет почти. Пока бухгалтерией в школе своей танцевальной не занялась, все танцы для своих придумывала. У меня два образования профильных. И уж плохого танцора от хорошего отличить могу.
ЖАННА. Я тоже плохого танцора отличить могу. Даже знаю признаки…
СОФЬЯ. И что мне теперь с этим его талантом делать?
МАРИАННА. Да перестань давить на парня. Собой займись.
СОФЬЯ. Ага, займусь. Выйду замуж за своего подчиненного.
МАРИАННА. А что ты имеешь против такого союза, Сонечка?
ЖАННА. Кошелки, а ну-ка, брэк!
ЛИДОЧКА (вставая, восторженно). Вы же себе не представляете, я отстирала его! Ни пятна не осталось! Отстирала и высушила феном!
МАРИАННА (Софье). Тебе не нравится, что я выхожу замуж?
СОФЬЯ. Что за причина — выходить замуж, потому на свадьбе в белом платье станцевать?

Лидочка быстро выходит.

МАРИАННА. Мы любим друг друга.
ЖАННА. Она не верит в любовь.
МАРИАННА (Софье). А во что ты веришь? В уголовный кодекс?
СОФЬЯ. Я верю своей интуиции. Я к себе прислушиваюсь. К своему сердцу.

Пауза. Марианна смотрит на Софью.

СОФЬЯ. Ну, прекрасно. Сейчас ты скажешь, что у меня нет сердца.

Входит Лидочка, держа белоснежное свадебное платье. Останавливается. Вид у Лидочки невероятно гордый. На платье, и правда, ни пятнышка.

ЛИДОЧКА. Та-дамм!
ЖАННА. Офигеть! Володя будет в восторге.
МАРИАННА (подходя к Лидочке). Лида, милая, дорогая моя, ты меня спасла! Но как?
ЛИДОЧКА. Свои секреты я не выдаю.
СОФЬЯ. Соль и вода — вот и весь секрет.
ЛИДОЧКА. Не все так просто, Софья. (Марианне) Подержи. (Бесцеремонно сует ей в руки платье. Выходит на середину комнаты.) Я давно вам хотела сказать. И вы меня выслушаете, во что бы то ни стало. Мне надоело!
ЖАННА. Что конкретно?
ЛИДОЧКА. Что меня перебивают. Начнем с этого. И не сметь меня перебивать!

Софья, Марианна и Жанна переглядываются.

СОФЬЯ. Мне кажется она выпила виагры, только для женщин.
ЛИДОЧКА (все более и более уверенно). Мне надоело! Я отказываюсь быть объектом ваших насмешек! Я не мишень для острот! Вам понятно?
МАРИАННА. Мы все здесь — мишени. Лид, можешь стрелять по каждой из нас.
ЛИДОЧКА. Нет, в мой адрес звучат самые унизительные шутки. Я отказываюсь принимать их на свой счет. Вы как бы полноценно дружите, а я как бы на посылках. Надоело! Эта роль мне не нравится и никогда не нравилась. Отказываюсь мыть посуду после девичника.
МАРИАННА. У меня есть посудомоечная.
ЛИДОЧКА. Тогда я отказываюсь загружать грязную посуду в посудомоечную. Буду делать все по своей воле, а не чтобы понравиться вам.
СОФЬЯ. Ты хочешь нам понравиться? Что за глупость!
МАРИАННА. Ты — наш друг. Ты и так нам нравишься.
ЖАННА. Кроме тех моментов, когда ты надеваешь этот свитер. Такой желтый у тебя есть, с мартышкой.
ЛИДОЧКА. Это котик! Я буду надевать этот свитер, когда захочу. Ясно?
ЖАННА (поднимая руки). Вообще не вопрос.
СОФЬЯ (Лидочке). Ты все сказала?
ЛИДОЧКА (задумавшись). Я еще немножко подумаю и потом еще, наверное, что-то скажу.
МАРИАННА (стоя, с платьем в руках). Что-то я от всего этого устала.
ЖАННА. Девичники — штука очень энергозатратная. Бывает, тяжелее свадьбы даются.
ЛИДОЧКА. А вот, придумала, что сказать. Соня, мне очень понравился твой Митя. Внешне и внутренне, кажется, очень хороший молодой человек.
СОФЬЯ (тяжело). Будешь просить его руки?
ЖАННА (Лидочке). Да-да, с безумной смелостью — перебор.
ЛИДОЧКА. Я еще о себе заявлю.
МАРИАННА. Никто не сомневается.

Лидочка забирает у Марианны платье, идет вместе с ним к манекену, начинает надевать платье на манекен.

МАРИАННА (в сердцах, неожиданно). Мне все это не нравится.
ЖАННА. Вот, старый поворот…
МАРИАННА. Мне все это не нравится. Все должно быть легко, должно быть весело. Встреча подруг. Главное событие в жизни. А мы который час уже как будто… гробницу вскрываем. Труха, труха.
ЛИДОЧКА (в стороне). Ой. Я сейчас живо представила.
МАРИАННА (подходя к Софье). Не нравится тебе, что я замуж выхожу — мне плевать. Не хочу с тобой ссориться.
СОФЬЯ. И я не хочу.
ЖАННА. Обнимитесь, девушки.

Софья и Марианна обнимаются.

ЛИДОЧКА (в стороне). Горько!
ЖАННА (Лидочке). Просто старая извращенка.
ЛИДОЧКА. Я не старая.

Жанна берет бутылку, разливает по бокалам шампанское.

ЖАННА. Сейчас накатим без тоста, а тост придумаем задним числом.

Жанна раздает наполненные бокалы.

СОФЬЯ. Девочки. У меня мерзкий и злобный характер. У меня профдеформация. Я какая-то щука в тине.
ЖАННА. Ура! Мы знаем!
СОФЬЯ. Ничего не могу с собой поделать.
ЛИДОЧКА (заканчивая надевать платье на манекен). Помогает массаж.
СОФЬЯ. Прошу прощения за все, но буду злобствовать до самого конца.
ЖАННА. Ура! Мы знаем!
МАРИАННА (Софье). Ты лучше всех.

Девушки чокаются, но выпить не успевают, потому что в гостиную входит Иван. Входит и встает напротив подруг.

ЛИДОЧКА. Ой.
ИВАН. Я не вовремя, я знаю.
ЛИДОЧКА. Он увидел платье — это катастрофа.
ЖАННА. Поздно пришел. На нем моя кровь была. Картина: невеста из ада!
ЛИДОЧКА. Откуда невеста?
ИВАН. Простите, я не верю в приметы. Марьяш, нам нужно поговорить.
СОФЬЯ. Опять?
МАРИАННА. Я что-то не в настроении. Или при всех говори, или давай просто выпьем.
ЖАННА. Пьем, а тост придумываем потом. У нас такая договоренность.
ИВАН (Марианне). Ты уверена?
ЖАННА. Конечно, можешь пить. Тебе же есть двадцать один.
ИВАН. Я хотел спросить — зачем тебе этот контракт?
МАРИАННА. Контракт?
СОФЬЯ. Марьяш, я не успела тебе сказать.
ЖАННА. Вот он (берет папку со стола). Документ на века: десять заповедей семейной жизни. Раздели, раздели, раздели. Все свое уношу с собой.
МАРИАННА. Подождите, это вы о чем вообще?
ЖАННА. Ты чего, ничего не знала? (Смотрит на Софью).

Марианна тоже смотрит на Софью. Софья забирает у Жанны папку и дальше держит ее в руках.

СОФЬЯ. Подожди, нельзя сказать, что ты ничего не знала. У нас же был с тобой разговор.
МАРИАННА. Когда?
СОФЬЯ. Месяцев пять назад.
МАРИАННА. Это был просто разговор!
СОФЬЯ. Ты проявила интерес.
МАРИАННА. Я просто спросила.
СОФЬЯ. А я пошла немножко дальше. Для твоего же блага.
ИВАН (Марианне). Ты, правда, про это ничего не знала?
МАРИАННА. Да ни сном, ни духом.
ЛИДОЧКА. Ой.
ИВАН. Замечательно. А я его подписал.
МАРИАННА. Сонь, что вообще происходит?
СОФЬЯ. Я попросила его подписать.
МАРИАННА. Это подарок такой, я так понимаю?
СОФЬЯ (с вызовом). С моей точки зрения, замечательный подарок. Рано или поздно ты бы отблагодарила меня за него.
МАРИАННА. А зачем ждать вообще? Спасибо тебе огромное, низкий поклон. (Кланяется до пола.)
СОФЬЯ. Вот сейчас некрасиво получилось.
ЖАННА. Скандалы, интриги, расследования!
МАРИАННА (подходя к Софье). Просто скажи, ты сделала это специально?
СОФЬЯ. Специально? Зачем?
МАРИАННА. Я не знаю, зачем. Наверное, у тебя был какой-то план?
ЛИДОЧКА. Я все поняла. Она хочет расстроить ваш брак.
ИВАН. Подождите! Если это просто подруга, которая сделала глупость, вопрос снят. Все хорошо.
ЖАННА. Я на всякий случай скажу: я вам собиралась подарить велотренажер.
СОФЬЯ. Мне не за что просить прощения, и я не желаю чувствовать себя виноватой. Я хотела подарить подарок. Мой подарок не понравился. Не принять его — это твое право, Марьяш. Нет так нет. А теперь извините — что-то настроение испортилось. (Разворачивается, чтобы уйти).
МАРИАННА. Подожди.

Софья идет к выходу.

МАРИАННА (повысив голос). Подожди, я сказала!
ЖАННА. Да хватит вам собачиться. Будет день — будет свадьба.
МАРИАННА. Не будет!

Софья останавливается.

ЛИДОЧКА. Ой.
ИВАН. Что?
МАРИАННА. Вань, я не хочу никакой свадьбы. Особенно идеальной.
ИВАН. Судя по девичнику, идеальной свадьбы уже не будет.
ЛИДОЧКА (Ивану). Здесь было столько крови, вы себе не представляете.
ИВАН. Ну, я же говорил, я же предлагал — просто расписаться. Пойти вдвоем и сделать это. И на фиг всех гостей. Извините, девушки.
ЖАННА. Велкам.
МАРИАННА. Вань, все стало таким сложным.
ИВАН. Всегда было. Тебя это не останавливало.
МАРИАННА. Я просто сейчас поняла… на этом девичнике. Я не хочу замуж! Сейчас не хочу! Я хочу жить с тобой, а в ЗАГС не хочу!
ЖАННА. Это кино, чистое кино!
ИВАН (после паузы). Как скажешь, любимая.
ЛИДОЧКА. Какой благородный мужчина! Я сейчас сдохну.

Софья возвращается, вынимает из папки брачный контракт, разрывает его пополам, бросает на стол.

ЛИДОЧКА. Ой, а я хотела почитать.
СОФЬЯ. У меня он остался в электронном виде.
МАРИАННА (Ивану). Гости будут недовольны.
ИВАН. С родителями я поговорю сам.
МАРИАННА. И с моими тоже, если можно.
ИВАН. Не вопрос.
ЛИДОЧКА. В конце концов, можно жить и без росписи.
ЖАННА. Ага, и без мужика.
ЛИДОЧКА. Вот сейчас обидно было.
ЖАННА. Жалко, что мы танец твой не увидим, Марьяша.
СОФЬЯ. И я бы посмотрела, как танцует хореограф-профессионал.
МАРИАННА (Софье). Для тебя — любой каприз. Ваня?
ИВАН. Ты серьезно?
МАРИАННА. А что, я зря голодала? Мы зря репетировали?
ИВАН. Нет, я не буду.
МАРИАННА. Ванечка…
ИВАН. Нет, категорически. Танец же свадебный.

Марианна подходит к Ивану, берет его за руку.

ИВАН. Ты поступаешь так из-за них?

Иван показывает на стоящим рядом Софью, Жанну, Лидочку. Подруги трогательно притихли, выглядят виноватыми.

МАРИАННА. Нет. Я поступаю так, из-за себя. Из-за тебя. Из-за тебя и из-за себя!
ИВАН. А когда ты будешь готова?
МАРИАННА. Обещаю, ты узнаешь об этом первый.
ИВАН. И что мы будем делать?
МАРИАННА. Жить. Жить и танцевать!

Лидочка включает музыку. Марианна начинает танцевать свинг. Иван, повинуясь ей, включается в танец. Они начинают танцевать вместе, вовлекают в танец остальных. На сцене появляется Митя, присоединяется к общему танцу. Лидочка танцует с манекеном Володей. Героини спускаются в зал и приглашают зрителей потанцевать на сцене.

ЗАНАВЕС

Звук позаду літака, або Розмова, якої не було

трагікомедія

ДІЙОВІ ОСОБИ:

— ІГОР — чоловік 29 років
— ГЕРОЙ — чоловік 31 років

________________________________________
© Copyright Родіон Белецкий
Email: rodion@literratura.org
Date: 13 Dec 2002
Охороняється законом про Авторське право РФ
Постановка п’єси неможлива без письмової згоди автора.
________________________________________

На сцені стоїть Герой. Входить Ігор.ГЕРОЙ: Привіт.
ІГОР: Привіт. Як ти?
ГЕРОЙ: Нормально. (пауза)Послухай мені так жаль, що так сталося.
ІГОР: Та, нічого. Розкажи краще, як у тебе справи?
ГЕРОЙ: Нормально. Добре справи. Син росте. Сказав,»тато — кака».
ІГОР: Прямо так і сказав?
ГЕРОЙ: Так.
ІГОР: Класно. А як сімейне життя?
ГЕРОЙ: Супер. Мені все подобається. Знаєш, я насправді зараз ледве стримую сльози.
ІГОР: Та, перестань. Ну, що, врешті-решт, такого сталося. Ну,померла людина.
ГЕРОЙ: Мені сказали про це Гірин і Верьовкін. Вони,вірніше, ми випадково зустрілися. Пішли в кафе, Я собі каву замовив. Верьовкін за мене заплатив. Ну, ми там говорили про всяку нісенітницю. Верьовкін хвалився, що будинок будує. Що ще на морі квартиру собі купив. А я запитую, як там наші знайомі? Зорін як? А вони мені, він помер, кажуть. Так просто, він помер. Це мені про діда так само сказали. Дзвонить тітка з лікарні і каже, хлопчик, ти Івану Юхимовичу хто? Я кажу,онук.
Так от, тримайся, твій дідусь помер. Розумна, охреніти. У тих, хто про смерть говорить, завжди інтонація однакова, і вираз обличчя. Вони, напевно, у цей момент думають, що вони найголовніші.
ІГОР: Нарешті я чую нормальний тон.
ГЕРОЙ: Зрозумій, мені складно не переживати. Уяви собі, ти дізнаєшся, що я помер.
ІГОР: Ну і що?
ГЕРОЙ: Нічьо . Дивний ти. Скажи, а як там?
ІГОР: Не скажу.
ГЕРОЙ: Це все одно, як, коли ти був живий, я тебе запитував, Ігор, чим ти займаєшся? А ти відповідав,та неважливо, давай, про щось інше поговоримо.
ІГОР: Давай, про щось інше поговоримо.
ГЕРОЙ: Давай. Тільки я тобі дещо ще розповім, пов’язане з твоєю смертю.
ІГОР: Не потрібно .
ГЕРОЙ: Остання історія,і я більше не буду.
ІГОР:( НУ) Дивись, ти обіцяв.
ГЕРОЙ: Того вечора коли я дізнався, що ти помер, я напився як свиня.
ІГОР: І що?
ГЕРОЙ: І все.
ІГОР: Суперова історія.
ГЕРОЙ: Але ти не уявляєш, як мені було херово наступного дня.Так погано, що я очі не зміг відкрити. Голова боліла так, що думав здохну (здавалося, що я помираю.) До речі, ти не міг би сказати,що там чекає, після смерті?
ІГОР: Ніяк не можеш заспокоїтися?
ГЕРОЙ: Не можу. Цікаво знати. Цікаво, навіть не те слово.
ІГОР: Добре. Я розповім. Тільки спочатку ти мені дещо розповіси.
ГЕРОЙ: Торгуєшся?
ІГОР: Я ж ділова людина.
ГЕРОЙ: І що ти хочеш почути?
ІГОР: Та нічого особливого. Просто згадати наше веселе життя.
ГЕРОЙ: А потім ти мені розкажеш?
ІГОР: Пам’ятаєш, як ми їздили на море?
ГЕРОЙ: Ти був, я, Ушка, і якийсь хлопець, твій приятель.
ІГОР: Андрій.
ГЕРОЙ: Точно. Ми ледве гроші нашкребли.
ІГОР: Так, грошей тоді не було.
ГЕРОЙ: Пам’ятаю як їхали. Майже все, віддали таксистові, щоб він нас до моря довіз.
ІГОР: Таксист був оригінальний. Грузин в окулярах з отакими вусами.
ГЕРОЙ: Цей Шумахер, ні разу на дорогу не глянув.Ігор і Герой сідають. Ігор попереду Героя. Ігор починає зображати Грузина. Однією рукою він крутить уявне кермо, і, обернувшись, розмовляє з Героєм

Герой: Можна
Ігор:Канешно Конешно можна! Заходи родной , все раскажу, всех прокачю, шя все будет хорошо,!!!

Герой: Нам до Ялти недорого!
Ігор: Ялту нормально все будет ,
Ігор: Опа . опа ча! тут пробка суда поєдем!!Так направо подем ..Є уроди пропустите уроди так !!
Герой: Ми взагалі то непоспішаємо !
Ігор: Понял мужікі нормально все будет!!(Приторможує відкриває вікно біля героя) Ох ні чо се! Ти смотри какіє ножкі. Єєє! (свістить до уявної дівчини) Оооу !! Малинки малинки зеленые блондынки ооу!! Слушай красотка поэхали с нами!! (до героя) Куда ти эдеш?
Герой: Я ж кажу в Ялту!!?Не треба нам ,їдьмо далі!!
ІГОР: А че, небось, за девками к нам на Юга приехали? Девки — это дело хорошее. Только с нашими девками связываться не советую. Дохлый номер. Все вытянут, выжмут, как тряпку, и выбросят. А вот с приезжими — это у вас шанс появляется. Кожа у них белая, мужа рядом нет. Хорошенькие! А вы чего такие хмурые, ребят?
ГЕРОЙ: (тримаючись за серце) чи не Можна поповільніше?
ІГОР: Не тот я стал Зрение подводит. Раньше, как птичка летал !!!
ГЕРОЙ: Пробачте, а ви не могли б, хоч би іноді дивитися на дорогу?
ІГОР: чего на нее смотреть? Я там ничего нового не увижу.
ГЕРОЙ: Будь ласка, Ось зараз! Там! У вас там здається вихлопна відлетіла!!!
Ігор:Отлетела значит ненужна хахахахааа!!
Герой:Ми ж зараз в прірву вилетимо! Допоможіть!!(Етюд заповільненого кадру «Трамплин через міст»)
ІГОР: Ох, сосунки. Как же вас мамки на юг одних отпустили? Удивляюсь я!
ГЕРОЙ: Коли ми доїхали, у кожного з нас було по три інфаркти.
ІГОР: (стаючи сам собою) Як мінімум.
ГЕРОЙ: А Вушка, по-моєму, посивів.
ІГОР: Так він від природи блондин.
ГЕРОЙ: Значить, посивів, але непомітно.
ІГОР: Далі ми шукали якогось твого друга в будинку Відпочинку.
ГЕРОЙ: Але після виявилось, що він поїхав за тиждень до нашого приїзду.
ІГОР: Короче, ми зняли кімнату.
ГЕРОЙ: Якщо ти називаєш це кімнатою, то тебе підводить пам’ять. Клітка для хом’яків.
ІГОР: Так, вона була невелика.
ГЕРОЙ: Крихітна.
ІГОР: Зате в ній було вікно.
ГЕРОЙ: Розміром з поштову марку.
ІГОР: Там навіть ліжка були .
ГЕРОЙ: Яких на усіх не вистачило.
ІГОР: А що ти обурюєшся? Ти ж жодного разу не спав на підлозі.
ГЕРОЙ: І ти не спав.
ІГОР І ГЕРОЙ : (хором) Бідний Вушка.
ІГОР: Зате, яке прекрасне видовище відкривалося нам кожен ранок! Величезне, синє небо. Білі будиночки з різнокольоровими дахами,а в долині блакитне море, яке,здається, спить, і спокійно дихає.
І ще , солоний морський запах, смак перестиглих абрикосів, і дівчини.
ГЕРОЙ: О, с цого моменту детальніше!.
ІГОР: Багато дівчат, які ходять навколо тебе. А ти ніяк не можеш наважитись з ними познайомитися.
ГЕРОЙ: Неправда. Ми спокійно знайомилися.
ІГОР: Кого ти дуриш? Я там був.
ГЕРОЙ: І я там був. Ми ходили на дискотеки. І там знайомилися.
ІГОР: З ким?
ГЕРОЙ: Ну, я точно не пам’ятаю…
ІГОР: Я зате пам’ятаю, що там було на тій дискотеці.

Починає грати музика. Ігор і Герой переносяться на ту саму дискотеку. Вони стоять, погойдуючи головами в такт музики.

ІГОР: Ти чого не танцюєш?
ГЕРОЙ: Чому, я танцюю. А ти чому не танцюєш?
ІГОР: Відстань. Я теж танцюю. (пауза, обоє стоять,погойдуючи головами в такт музики) А ти чому ні до кого не підійдеш, не познайомишся?
ГЕРОЙ: А мені тут просто ніхто не подобається.
ІГОР: Жодна дівчина?
ГЕРОЯ: А що тут такого?
ІГОР: На цій дискотеці, приблизно, триста-чотириста дівчат, і жодна тобі не подобається?
ГЕРОЙ: А ти сам чому ні з ким не знайомишся?
ІГОР: А я просто не хочу.
ГЕРОЙ: Ти ж хотів.
ІГОР: Хотів, і перехотів!

Пауза. в такт гойдають головами.

ГЕРОЙ: Знаєш, мені здається, це якась погана дискотека.
ІГОР: Так. Я з тобою згоден.
ГЕРОЙ: У нас на таку дискотеку жодна нормальна людина б не прийшла.
ІГОР: Точно. Ну що, йдемо звідси.
ГЕРОЙ: Пішли, що тут робити-то.

Музика замовкає.

ІГОР: На дискотеці ми так і ні до кого не підійшли .
ГЕРОЙ: Чому ми виявилися такими боягузами?
ІГОР: Справа не в цьому. Просто ми дивилися один на одного, і критично один одного оцінювали. У такій ситуації неможливо поводитися з дівчиною природньо.
ГЕРОЙ: Я, між іншим, намагався познайомитися на вулиці.
ІГОР: Це було незабутнє видовище.

Ігор і Герой знову опиняються в тому часі. Ігор тепер грає Дівчину, з якою знайомитися Герой. Дівчина, виляючи стегнами, проходить повз Героя.

ГЕРОЙ: Дівчино. Пробачте, дівчино.
ІГОР: (за Дівчину) Ви до мене звертаєтеся?
ГЕРОЙ: Так.
ІГОР: І що ви хочете?
ГЕРОЙ: Познайомитися.
ІГОР: Я вас уважно слухаю.
ГЕРОЙ: Я хочу з вами познайомитися.
ІГОР: Це я вже чула. Що далі?
ГЕРОЙ: Хочу дізнатись ваше ім’я.
ІГОР: А навіщо?
ГЕРОЙ: Ну, як же… Без імені нам буде складно спілкуватиметься. Хочете, я вам скажу, як мене звуть?
ІГОР: Навіщо?
ГЕРОЙ: Щоб ви називати мене по імені, в легкій,невимушеній бесіді.
ІГОР: А що таке, по-вашому, легка бесіда?
ГЕРОЙ: Це коли жарти жартують, сміються. Дівчино,давайте, все-таки, познайомимося.
ІГОР: А ви скажіть який-небудь жарт. А я посміюся. Так і познайомимося.
ГЕРОЙ: Пожартувати, чи що?
ІГОР: Так.
ГЕРОЙ: Ні з того, ні з цього?
ІГОР: Думаєте дівчину можна утримати біля себе серйозними розмовами?
ГЕРОЙ: Я зрозумів. Зараз пожартую.
ІГОР: Я чекаю. (Пауза) Ну, що?
ГЕРОЙ: Не так швидко. Жарт ще придумати потрібно.
Пауза.
ІГОР: Все. Ваш час вийшов. Прощайте.
ГЕРОЙ: Почекайте, дівчино. Так відразу я не можу. Мені одні непристойні жарти в голову лізуть.
ІГОР: Непристойні я і сама можу вам розказати.
ГЕРОЙ: Серйозно? Розкажіть, а. Будь ласка. Може, я таких жартів не знаю.
ІГОР: Ви зовсім знахабніли. Дайте пройти.
ГЕРОЙ: Дівчино.
ІГОР: Відійдіть , бо я вас мокрим рушником ударю!

Ігор йде, виляючи стегнами.

ГЕРОЙ: (їй услід) Дівчино, почекайте, почекайте. Я згадав,жарт. Він смішний і пристойний. Тільки там декілька слів пропустити потрібно, а так, дуже пристойний. Дівчино!!
ІГОР: (повертаючись, ставши сам собою) Ми отримали неймовірне задоволення, спостерігаючи цю сцену. З Ушкой сталася істерика. Його відливали морською водою.
ГЕРОЙ: Та ну тебе!
ІГОР: Гаразд, не ображайся.
ГЕРОЙ: Я про тебе знаєш, що можу згадати.
ІГОР: Про мертвих або добре, або нічого. Відомий тобі такий вираз?
ГЕРОЙ: Гаразд, проїхали. У результаті, ні з ким познайомитися ми так і не змогли.
ІГОР: До тих пір, поки…
ГЕРОЙ: Так. Життя змусило. У нас закінчилися гроші.
ІГОР: Тобто, не залишилося ні копійки.
ГЕРОЙ: Квитки на дорогу назад у нас, по-моєму, були.
ІГОР: Слава богу, здогадалися дома купити. І як це так швидко гроші закінчились, я не розумію.
ГЕРОЙ: У нас грошей, із самого початку, було мало.
ІГОР: І що, ти заперечуватимеш, що я перший з вас усіх познайомився з дівчатами?
ГЕРОЙ: Звичайно, не буду.
ІГОР: Коли друзі сиділи голодні.
ГЕРОЙ: Ми не сиділи, а лежали. На морі.
ІГОР: Не перебивай. Коли голодні друзі лежали на пляжі і мучилися.
ГЕРОЙ: Неправда.
ІГОР: Звичайно, мучилися. Що я, не знаю, що таке засмагати на голодний шлунок! Живіт прилипає до засмаглої спини! Так от. Я особисто пішов і познайомився. Відразу з двома!
ГЕРОЙ: Зате, ти, сподіваюся, пам’ятаєш, що це були за дівчата.
ІГОР: А в чому справа?
ГЕРОЙ: А ти, ніби, не пам’ятаєш?
ІГОР: Хороші такі дівчата. Симпатичні.
ГЕРОЙ: Симпатичні?! Якщо вони були симпатичні, то я підставка для парасольок!
ІГОР: От як раз підставку ти мені чимось завжди нагадував. І ще трохи холодильник…
ІГОР: Неправда. І зовсім вони були нестрашні. Це були прекрасні, добрі істоти, які, в критичний момент, не дали нам померти з голоду! Невже ти забув про це? Чи ти пам’ятаєш про людей тільки погане?
ГЕРОЙ: Гаразд. Згоден. Підгодували вони нас.
ІГОР: Адже це було неймовірно смачно.
ГЕРОЙ: А що ти хотів. Вони обоє кулінарне училище закінчували.
ІГОР: А я знаю, чому ти на них так злишся.
ГЕРОЙ: Ну, чому.
ІГОР: Тому що з однією з них у тебе стався великий конфуз.
ГЕРОЙ: Я б назвав це маленьке непорозуміння.
ІГОР: Позорище.
ГЕРОЙ: Кому ти це говориш? Тебе там не було!
ІГОР: Зате я собі це представляю ( уявляю).

Друзі знову переносяться в Крим. Герой грає себе. Ігор грає дівчину

ГЕРОЙ: Ви знаєте, ви дуже, дуже нам допомогли.
ІГОР: (граючи Дівчину) Годі вам. То пусте!
ГЕРОЙ: Ми, до зустрічі з вами, три дні не їли.
ІГОР: Жартуєте.
ГЕРОЙ: Так-так. Чи чотири.
ІГОР: А я дивлюся хлопці виснажені. По берегу йдуть, одне одного підпирають.
ГЕРОЙ: Не знаю, щоб з нами було, коли б не ваша картопля…
ІГОР: Та Бог з нею. Яка дрібниця.
ГЕРОЙ: Нічого собі, дрібниця. Практично відро картопляного пюре. І не просто пюре. А на молоці. І з олією.
ІГОР: Та що ви усі про картоплю. Подивіться, краще, як зірки в морі відбиваються.
ГЕРОЙ: Так ви нам, окрім картоплі, ще і котлет принесли.. Фантастичні котлети!Слухайте, а як ви їх готуєте?
ІГОР: Та навіщо нам з вами про котлети говорити?Дивіться, море, яке красиве. Хвилі туди-сюди ходять.
ГЕРОЙ: Адже був же ще компот зі свіжих персиків!
ІГОР: Перестаньте говорити про їжу. І присуньтеся ближче. Куди ви відсунулися? Мені холодно.
ГЕРОЙ: (присуваючись) Даруйте.
ІГОР: Хто вам більше подобається, я або Катя?
ГЕРОЙ: Звичайно, ви!
ІГОР: Ви, напевно, жартуєте?
ГЕРОЙ: Не ображайте мене, я в любові жартів не розумію. Якби побачив вашу подругу на вулиці, пройшов би, не помітивши.
ІГОР: А ви до неї, здається, залицялися.
ГЕРОЙ: Це вам здалося. Мені ви сподобалися. Я навіть…Ні. Не говоритиму.
ІГОР: Будь ласка, скажіть.
ГЕРОЙ: Це дуже особисте.
ІГОР: Скажіть, а я вас за це поцілую.
ГЕРОЙ: Не потрібно цілувати. Я так скажу. Мені навіть,знаєте, здається, що я у вас закохався.
ІГОР: З таким не жартують.
ГЕРОЙ: А хто вам сказав, що я жартую? Я серйозний, як контролер в тролейбусі. Ви говорите про свою подружку Катю, а вона в порівнянні з вами, Настя, просто порожнє місце! Я б навіть міг, напевно, одружуватися з вами.
ІГОР: Я не Настя.
ГЕРОЙ: Тобто?
ІГОР: Моє ім’я Анжела.
ГЕРОЙ: Не може бути.
ІГОР: Я вам можу паспорт показати.
ГЕРОЙ: Та ні, навіщо ж…
ІГОР: Як так можна?! Гуляти, компліменти говорити, на березі обніматися. А як звуть, не знає. А ще усю картоплю з’їв!
ГЕРОЙ: Пробачте мене.
ІГОР: І котлети!
ГЕРОЙ: Настю… !!ой тобто я хотів сказати…. Анжела!
ІГОР: Приберіть руки, а то я вас рушником ударю!

Ігор, що грає Дівчину, встає, робить декілька кроків, і повертається вже, як Ігор.

ГЕРОЙ: Я трохи з сорому не згорів.
ІГОР: Це, нічого, дівчата, в гніві, пішли, і нам знову нічого стало їсти.
ГЕРОЙ: Але перед цим у нас з тобою стався конфлікт.
ІГОР: Так, можна і так його назвати.
ГЕРОЙ: Із-за тієї, другої, Каті.

Наростає шум хвиль. Друзі переносяться у той час. Вони стоять один навпроти одного у бійцівських позах.

ІГОР: Я не розумію, що це означає? Ти що собі дозволяєш, врешті-решт?
ГЕРОЙ: Ти про що?
ІГОР: Сам прекрасно знаєш. Вона моя. Я з нею перший познайомився.
ГЕРОЙ: А я з нею другою познайомився. І що тепер?
ІГОР: Ти не можеш так вчинити. Нахабно відбивати у друга дівчину.
ГЕРОЙ: Я вже, практично, відбив. Вона сьогодні запросила мене на романтичну вечерю: суп харчо,фаршировані баклажани, а що буде на десерт, я тобі хріна скажу.
ІГОР: Ти не підеш!
ГЕРОЙ: (з викликом) А ти мене зупини!

Пауза. Стиснувши кулаки, друзі стають ніс до носа.

ІГОР: (несподівано опускаючи руки) Гаразд, йди.

Ігор відходить убік. Пауза.

ГЕРОЙ: А ти не образишся?
ІГОР: Я згадав, що жінок на світі майже в два рази більше, ніж чоловіків. А справжніх друзів у мене в сто разів менше, ніж людей, яким на мене начхати.

Пауза.

ГЕРОЙ: Знаєш, я передумав. Я не піду на романтичну вечерю.
ІГОР: А як же суп харчо?
ГЕРОЙ: В таку спеку?. Шматки застиглого жиру плавають по тарілці. Ні. Це не для мене.

Шум моря стихає.

ІГОР: Ми могли б тоді серйозно посваритися.
ГЕРОЙ: Ти, взагалі-то, буваєш злий коли голодний.
ІГОР: Ти теж.
ГЕРОЙ: У результаті від голоду нас врятувала твоя Лєра. Молода дівчина з пристойної сім’ї відпочиває з батьками. Тут завалюються чотири голодних, немитих не знайомих молодих чоловіка.
ІГОР: Це вас вона не знала. А ми ще в дома познайомилися. У нас тоді все починалося.
ГЕРОЙ: Класна вона у тебе.
ІГОР: Так.
ГЕРОЙ: Два дні до від’їзду, ми бродили по набережній,крали булки з лотків, і збирали в парку каштани, щоб їх після посмажити.
ІГОР: Я, до речі, потім дізнався, що ті каштани не можна їсти.
ГЕРОЙ: Правда?
ІГОР: Ти що, їх з’їв тоді?
ГЕРОЙ: Ні.
ІГОР: Ти з’їв. Я по очах бачу.
ГЕРОЙ: Я їх не їв.
ІГОР: Досить брехати другу.
ГЕРОЙ: Гаразд. Пару штук. Але це, виключно, від безвиході. А ти чому на початку поїздки нічого нам про Лєру не розповів?
ІГОР: Я взагалі не хотів до неї заходити. Знаєш, буває,дивишся на дівчину, і розумієш, що це дуже серйозно. Що це твоя доля, простіше кажучи. Якщо не збираєшся присвятити цій дівчині все життя, краще не починати.
ГЕРОЙ: Вона у тебе просто свята. Кавун нам величезний тоді винесла.
ІГОР: (має намір перекладаючи розмову на іншу тему) У мене був знайомий один. Кулибяков прізвище. Коротше
він купив собі два кавуни. Важких і здоровенних. Йде, і під пахвами несе ці два кавуни. І раптом захотілося йому неодмінно сісти в автобус. А автобус вже стояв на зупинці. І збирався, до речі кажучи, через декілька секунд поїхати. Природно, без Кулибякова. Наш герой починає прискорювати крок. Кавуни тримає міцно, і жваво ногами перебирає. Автобус рушає з місця, але двері ще не закрилися.
Розумниця Кулибеков робить відчайдушний ривок. І один кавун, той, що поменше, вислизає у нього з руки. Ти,мабуть, помічав, що, коли трапляється щось надзвичайне, здається, що час гальмується, і все відбувається, як в заповільненій зйомці. Так от, кавун вислизає з руки, повільно підлітає вгору, а потім падає вниз. Кулибяков героїчно кидається його рятувати. Намагається рукою, що звільнилася, упіймати кавун, що падає, але ловить повітря. І у цей момент, як назло, і другий кавун вислизає у нього руки.
Другий кавун з хрускотом розбивається об землю. АКулибяков падає точно на перший кавун. Народ на зупинці стоїть, відкривши роти. І тут Кулибеков робить найоригінальніший вчинок у своєму житті. З почуттям власної гідності, встає, обтрушується, і, ти не повіриш,розкланюється, як в театрі. І, уявляєш собі, перехожі на зупинці зааплодували. Здорово, правда?
ГЕРОЙ: Здорово. Слухай, скажи, будь ласка, а Лєра, як твою смерть перенесла?
ІГОР: А ти, як думаєш?
ГЕРОЙ: Я відразу подумав, що вона могла і не витримати.
ІГОР: Вона витримала. (пауза) Ну що, що там у нас було далі на півдні? Продовжуємо вечір спогадів!
ГЕРОЙ: Ми вже усе згадали.
ІГОР: Ні. Так не годиться. Але там же ще були всякі веселі історії. Про Вушку, наприклад. Як він плавки в морі загубив.
ГЕРОЙ: Я розповім тобі історію про Вушку. Ти її не знаєш. Ми коли додому приїхали, він мені подзвонив, і попросив зустрітися. Я прийшов, а він, з такою кислою посмішкою став вимагати від мене якісь гроші, які я, нібито,у нього позичав.
ІГОР: Але ми скидались всі разом.
ГЕРОЙ: Ось і я йому, про те ж. А Вушка, наш друг Вушка. Веселий хлопець, кисло посміхаючись, почав пести щось про те, в які витрати я його ввів, що покликав поїхати. Якісь дрібні боржки, мало не за морозиво. Це було дуже огидно.
ІГОР: Навіщо ти мені це розповів? Я не хочу цього чути!
ГЕРОЙ: Але це — правда.
ІГОР: Про живих — або добре, або нічого. Ось в чому правда!
Пауза.
ГЕРОЙ: Скажи, що там, після смерті?
ІГОР: Не скажу.
ГЕРОЙ: Відповідай, ти обіцяв.
ІГОР: Там сад.
ГЕРОЙ: Сад?
ГЕРОЙ: Сад? Райський сад, чи що?
ІГОР: Ні. Просто, сад.
ГЕРОЙ: А ще що?
ІГОР: З тебе ще одна історія.
ГЕРОЙ: А ти мені точно розповіси, що там ще є?
ІГОР: Обіцяю.
ГЕРОЙ: Добре. Значить, історія. (замислюється) Це все одно, що, ти мене просиш пожартувати. Складно. Що ж там ще було. Було весело, коли ми з тобою у Будинок Відпочинку їздили. Пам’ятаєш?
ІГОР: Ми ще, пам’ятаю, Верєвкина тоді з собою узяли.
ГЕРОЙ: Але ти тоді був вже іншим. Піднявся. Став гроші великі заробляти.
ІГОР: Тоді ще не дуже великі.
ГЕРОЙ: Все одно, щось в наших з тобою стосунках змінилося.
ІГОР: Що, конкретно?
ГЕРОЙ: Не знаю. Може, ти став розмовляти зі мною по-іншому. Трохи зверхньо.
ІГОР: Це неправда.
ГЕРОЙ: Ти став скрізь платити за мене.
ІГОР: Перестань, це нічого не змінило. У мене з’явилися гроші. Ну і що? Ти був студентом, я заробляв. У тебе б гроші завелися, ти б мене пригощав. Хіба не так?
ГЕРОЙ: Все одно, я про себе можу сказати, якось автоматично, я став перед тобою трішечки підлабузнюватися.
ІГОР: Дурниці говориш.
ГЕРОЙ: Гаразд, проїхали, як ти кажеш.
ІГОР: Коротше. Ми тоді зібралися у Будинок Відпочинку.
ГЕРОЙ: На машині, яку ти тільки що купив.
ІГОР: Ми двадцяти метрів не встигли від’їхати від твого будинку, як нас зупинив Даішник.
ГЕРОЙ: Чудовий Даішник. Рідкісний екземпляр.
ІГОР: що Охороняється державою.

Друзі переносяться у той час. Герой починає грати Даішника. Ігор залишається сам собою.

ГЕРОЙ: (в образі Даішника, козиряє) Сержант Суслов. Ваші документи.
ІГОР: Будь ласка. (Герой приймає документи у Ігоря,дивиться в них, уважно, ворушить губами, пауза) Ви їх вверх ногами тримаєте.
ГЕРОЙ: А, так. (перевертаючи документи) Це я спеціально.
ІГОР: Я так і зрозумів.
ГЕРОЙ: Як настрій, товаришу водій?
ІГОР: Спасибі, нормальний.
ГЕРОЙ: Зброя, наркотики?
ІГОР: Та я і слів таких не знаю.
ГЕРОЙ: Не зрозумів?
ІГОР: Немає, цієї гидоти ,немає.
ГЕРОЙ: Що веземо?
ІГОР: Горілку і м’ясо для шашликів.
ГЕРОЙ: Навіщо?
ІГОР: Горілкою поливатимемо город, а м’ясо розвішуватимемо на деревах.
ГЕРОЙ: Не поняв?
ІГОР: Товаришу сержант, ми з друзями їдемо за місто,відпочивати. Як ви думаєте, що ми робитимемо там з горілкою?
ГЕРОЙ: П’яні?
ІГОР: Якщо водій вимовляє слово «горілка», це не означає,що він п’яний. Так само, хочу сказати, що аптечка,вогнегасник, і знак аварійної зупинки у мене у повному порядку. А у мене самого ідеально чисті руки і шия. Можу показати.
ГЕРОЙ: А ось я візьму зараз твої права, і в річку викину.
ІГОР: За що, товаришу сержант?
ГЕРОЙ: А тому що у мене влада є. А у тебе немає.
ІГОР: Скільки?
ГЕРОЙ: Я, звичайно, гроші люблю. Але мені нотації читати більше подобається. Швидкість, значить, перевищуєте. Створюєте аварійну ситуацію.
ІГОР: Ми їхали повільно і сумно. Товаришу сержанте, пізно вже. Відпустіть. Ми у Будинок Відпочинку вселитися не встигнемо.
ГЕРОЙ: Та навіщо вам в цей Будинок? Алкоголізм,розпуста і депресія після того. Відгадайте краще, хлопці,загадку.
ІГОР: Товаришу сержант, я вас не розумію.
ГЕРОЙ: Відгадаєте, віддам права.
ІГОР: Товаришу сержант, ви про що, взагалі, говорите?!
ГЕРОЙ: А, не відгадаєте, з річки їх діставатимете.
ІГОР: Товаришу сержант, ви що, жартуєте? (замість відповіді, Даішник простягає руку з документами вперед,готуючись розтискати пальці) Добре. Загадуйте.
ГЕРОЙ: Сирим не їдять, а вареним викидають. Що це?
ІГОР: Сирим не їдять, а вареним викидають? Курка.
ГЕРОЙ: Э, ні.
ІГОР: Почекайте, почекайте. Друга спроба. Це… Це… Цибуля.
ГЕРОЙ: Його що, сирим не їдять, чи що?
ІГОР: Стоп, не кидайте! Ще одна спроба. Остання, прошу. Це… Господи, що ж це таке? Це… Лавровий лист!!
ГЕРОЙ: Правильно! Молодець! Його і сирим не їдять, і вареним викидають. Тримай права. Можете їхати. Так,і до речі, ви, між іншим, по зустрічній їхали.

Даішник, віддає честь, потім, махнувши палицею, йде. Тут же повертається, ставши назад Героєм.

ІГОР: Веселий даішник, я його часто згадую.
ГЕРОЙ: Перестань. Ненормальна людина із жезлом, що втратив розум, від великої кількості вихлопних газів. Але на цьому наші пригоди не закінчилися. Згадай той Будинок Відпочинку.
ІГОР: Так, це було вкрай дивне місце.
ГЕРОЙ: Не знаю, з чого ти це узяв. Звичайна діра. Сосновий ліс. Іржава вода.
ІГОР: Ні, як тільки ми туди в’їхали, у мене відразу виникло тривожне передчуття.
ГЕРОЙ: Ти так зараз думаєш, тому що тобі там морду начистили.
ІГОР: Це дуже образливо, коли дають в морду ні за що.
ГЕРОЙ: Та вже, приємного мало.
ІГОР: найсмішніше, що я цей епізод пам’ятаю дуже смутно. Але образливо було жахливо. Я ось зараз думаю, чому я досі згадую цього сільського ідіота?! Він же про мене, напевно, забув того ж вечора . Може, я занадто чутливий?
ГЕРОЙ: Ні. Чутлива людина, я думаю, заплакала б.

Ми переносимося у той час. Починає звучати гучна дискотечна музика. Ігор стоїть , шатаючись, він сильно п’яний. Голова його впала на груди. Він ледве тримається на ногах. До Ігоря наближається Герой. Він грає похмурого і агресивного Сільського Хлопця.

ГЕРОЙ: Ей. (Ігор не реагує) Ей.

Герой трясе Ігоря. Ігор піднімає голову.
Якому
ІГОР: (широко посміхаючись) А, привіт.
ГЕРОЙ: Ти звідки?
ІГОР: В сенсі?
ГЕРОЙ: Відпочивальник?
ІГОР: Ага.
ГЕРОЙ: А що тут робиш?
ІГОР: Відпочиваю.
ГЕРОЙ: У нас, взагалі-то, з директором договір, щоб відпочиваючих не бити.
ІГОР: Суперовий договір.
ГЕРОЙ: Але якщо відпочивальник борзіє, ми робимо виключення.
ІГОР: Я не буду борзіти.
ГЕРОЙ: Точно?
ІГОР: Точно.
ГЕРОЙ: Тоді, гаразд.

Сільський Хлопець йде, але через секунду повертається.

ГЕРОЙ: (він же Сільський Хлопець) А закурити тебе не буде?
ІГОР: Будь ласка.
Ігор витягує з кишені пачку сигарет і простягає її Герою.
ГЕРОЙ: (агресивно) Ти чого мені з ментолом даєш? Ти мене чого, за бабу держиш?!
ІГОР: Ні, що ти, вибач. Ось. У мене ще одна пачка є. Бери усю. Це інші. Нормальні.
ГЕРОЙ: (забираючи другу пачку) А я думав, ти мене за бабу держиш.
ІГОР: Ти помиляєшся. Я б ніколи не подумав тримати тебе за бабу. Ніколи.
ГЕРОЙ: Це добре. Давай знайомитися, чи що?
ІГОР: Давай. Ігор.
ГЕРОЙ: Микола. Друзі Коляном звуть.
ІГОР: Дуже приємно.

Тиснуть один одному руки.

ГЕРОЙ: Подобається тобі у нас?
ІГОР: Дуже.
ГЕРОЙ: Так. У нас повітря хороше.
ІГОР: І природа дуже хороша.
ГЕРОЙ: (агресивно) Я не зрозумів, тобі що повітря наше не подобається!? Га?!
ІГОР: Що ти, що ти, Колян. У вас дуже хороше повітря. Хоч тут і накурено, я ось вдихаю зараз, і отримую величезне задоволення.
ГЕРОЙ: А може тобі народ місцевий не подобається?!
ІГОР: Як він може, не подобається, сам подумай. Народ у вас чудовий. Навіть бармен ваш, який випадково двічі підряд облив мене кетчупом. Навіть він викликає у мене непідробну повагу.
ГЕРОЙ: Точно?
ІГОР: Чесне слово.
ГЕРОЙ: Гаразд, давай п’ять. Ти нормальний пацан. Позитивний.
ІГОР: Спасибі.

Хлопець міцно тисне руку Ігоря, і йде. Тут же повертається і б’є Ігоря по обличчю. Ігор падає.

ІГОР: За що?
ГЕРОЙ: Не люблю позитивних.

(Сільський Хлопець обертається і йде. Ігор піднімається з підлоги. Герой повертається, ставши самим собою)
Герой: Дуже боляче було?
ІГОР: Образливо, говорю ж тобі. Ні за що, ні про що, отримати по обличчю. Що може бути підліше за це? І ще вас нікого поруч не було.
ГЕРОЙ: Я тобі давно хотів сказати одну річ. Знаєш, коли тебе ударили, я усе це бачив.
ІГОР: Ні.
ГЕРОЙ: Так. Я недалеко стояв. За стійкою. Я був поруч, і все бачив. І не пішов за тебе заступитися. Тому що я злякався.
ІГОР: Не драматизуй. Ти ж потім прийшов.
ГЕРОЙ: Так, я з’явився через п’ятнадцять хвилин,зробивши вигляд, що я п’яний в мотлох. Але я не був п’яним зовсім. Я злякався, розумієш! Я за себе злякався!!
ІГОР: Ну і що? Я б теж злякався. Тому що цих сільських дундуків там цілий натовп був. І нічого на мене кричати!
ГЕРОЙ: Вибач. Правда, пробач.
ІГОР: Дурниця. Зате згадай, як ми потім здорово в номері посиділи.

Друзі переносяться у той час. Темніє. Вони сідають. Герой бере в руки гітару. Починає тихо перебирати струни.
ГЕРОЙ: Болить.
ІГОР: (торкаючись до ока) Коли чіпаю, болить.
ГЕРОЙ: А ти не чіпай.
ІГОР: Зіграй що-небудь.
ГЕРОЙ: Що тобі зіграти? Кожному настрою відповідає своя музика. Зазвичай людина хоче послухати ту, або іншу пісню не просто так. Він бажає, щоб вона тримала його в настрої, в якому він зараз знаходиться, або ж хоче,щоб пісня сприяла зміні настрою.
ІГОР: Ось. Це те, що потрібно. Я хочу різку, кардинальну зміну настрою.
ГЕРОЙ: З якого на яке?
ІГОР: Зараз у мене сильне сп’яніння.
ГЕРОЙ: Сп’яніння — це діагноз.
ІГОР: Не перебивай. Зараз у мене сп’яніння змішане з жахливою образою на весь світ. А хочу я легкий, радісний настрій людини, у якої немає тяжкості на душі і на серці.
ГЕРОЙ: Це буде нелегко влаштувати.
ІГОР: Я заплачу.
ГЕРОЙ: Ні в цьому справа. Тут треба точно, математично точно підібрати пісню. Будь-яка тут не підійде. Один невірно узятий акорд, і тебе вже ніщо не врятує.
ІГОР: Так я не хочу.
ГЕРОЙ: Ніхто не хоче. Спершу виберемо музичний напрям. Вважаю, нам обом абсолютно ясно, що це не має бути бардівська пісня.
ІГОР: І туристична.
ГЕРОЙ: Це одне і те ж.
ІГОР: За такі слова старий пропалений турист убив би тебе кілочком від намету.
ГЕРОЙ: Так. Вони досить агресивні ці туристи. Зате, як тільки вони почують звуки туристичної пісні, вони завмирають на місці.
ІГОР І ГЕРОЙ : (співають хором, сильно гугнявлячи) Як здорово, що усі ми тут сьогодні зібралися…

Лунає гучний стук в стіну.

ІГОР: Що це?
ГЕРОЙ: У нас є сусід, який теж терпіти не може туристичні пісні.
ІГОР: Напевно, свого часу, туристи чимось йому насолили.
ГЕРОЙ: Консерви «Сніданок туриста». Ймовірно, свого часу він сильно ними отруївся.
ІГОР: А може, йому припаде до душі народна пісня?
ІГОР І ГЕРОЙ : (різко і голосно починають співати хором)Степ, та степ кругом…

Стук в стіну повторюється. Тепер стукають ще голосніше, і наполегливіше.
ІГОР: Так. Народні йому теж не подобаються. Мені,втім, теж, важко виносити їх з перепою.
ГЕРОЙ: Це сумно, але потрібно щось робити. Вас обох треба рятувати. Я знаю одно спосіб.
ІГОР: Якщо це те, про що я думаю, краще не потрібно.
ГЕРОЙ: (не слухаючи Ігоря, гучно оголошує) Увага! Увага!По численних заявках відпочивальників. Співак, якого забути неможливо, а якщо і забудеш, тобі обов’язково хто-небудь нагадає. Кращий голос, і кращий апетит минулого століття! Найбільший з усіх, хто коли-небудь робив ось так… (обертає стегнами) Элвис Бибабалулович Преслі!! І його пісня під назвою «Будинок Відпочинку, де розбиваються серця і фізіономії» в перекладі нарозмовний англійський «Heartbreak Hotel»!

Герой, підіграваючи собі на гітарі, починає співати «Well,since my baby left me, I found a new place to dwell. It’s downat the end of lonely street at Heartbreak Hotel… і т. д». Йому починає підспівувати Ігор. Потім справжній Элвис Преслі взаписі. А сусід стукає в стіну, в якийсь момент, навіть починаючи потрапляти в ритм пісні. Пісня закінчується.Друзі повертаються у наш час.

ГЕРОЙ: Можна я тобі одне питання поставлю?
ІГОР: Валяй.
ГЕРОЙ: А ти тоді вже спробував?
ІГОР: Ні, друже мій. Наркотики я спробував пізніше. І називай, будь ласка, речі своїми іменами.
ГЕРОЙ: А що там, після смерті, крім саду?
ІГОР: Слухай, ти заспокоїшся? Можеш зрозуміти, що мені зараз про життя поговорити хочеться.
ГЕРОЙ: Там є сад. Що ще?
ІГОР: Будинок. Ще там є будинок.
ГЕРОЙ: Який будинок?
ІГОР: Дерев’яний.
ГЕРОЙ: Сад. Будинок дерев’яний… Це що, дача якась?
ІГОР: Слухай, ну скажи навіщо ти мене дістаєш, «що там», та, «що там»?! Ти ж сам про все прекрасно дізнаєшся, рано чи пізно! Невже тобі недостатньо того, що зараз у тебе є?
ГЕРОЙ: Якщо я їду кудись на автобусі, мені, безумовно,цікаво, витріщатися у вікно, спостерігати там різні чудові краєвиди. Але набагато цікавіше, все-таки, що там, на кінцевій зупинці, там, куди ти у результаті повинен приїхати.
ІГОР: (підвищивши тон) Я сказав тобі, там є будинок!
ГЕРОЙ: Чого ти на мене кричиш?
ІГОР: Вибач. Зірвався.
ГЕРОЙ: Нічого. Буває.
ІГОР: Ти пам’ятаєш, як ми познайомилися?
ГЕРОЙ: Смутно.
ІГОР: Ти вів себе огидно.
ГЕРОЙ: Звичайно, ти ж був на два роки меншим за мене.
ІГОР: Всього на два роки.
ГЕРОЙ: Не скажи. Тоді ця різниця була дуже істотною. Це була справжня прірва.

Ми, разом з друзями, переносимося у той час. Чується дзвінок на зміну. Гул дитячих голосів. Герой і Ігор грають школярів. Герой стоїть руки у боки, Ігор з целофановим пакетом жваво пробігає повз нього.
ГЕРОЙ: Стояти. (Ігор покірно зупиняється) Клас?
ІГОР: П’ятий.
ГЕРОЙ: Гроші?
ІГОР: Немає.
ГЕРОЙ: В пакеті?
ІГОР: Одяг на фіз.-ру.
ГЕРОЙ: Покажи. (Ігор покірно показує, відкривши пакет) У кишенях?
ІГОР: Теж немає, чесне слово.
ГЕРОЙ: Вільний.

Ігор йде, але потім повертається.

ІГОР: Пробачте…
ГЕРОЙ: Чого тобі?
ІГОР: Я вас упізнав.
ГЕРОЙ: І що тепер?
ІГОР: Ви у нас в групі шкільній співаєте.
ГЕРОЙ: Йди звідси, поки я тебе по стінці не розмазав!
ІГОР: Не бийтеся, будь ласка, я просто хочу сказати, що я ваш шанувальник. Я був, коли ви в спортзалі виступали. Дуже було здорово.
ГЕРОЙ: Вали звідси.
ІГОР: А чому ви «Блек Дог» не заспівали? Це ж ваш коронний номер.
ГЕРОЙ: Не твоя справа. Провалюй.
ІГОР: Ви знаєте, я теж на гітарі вчуся грати. Ви б не могли мені підказати, сіль мажор на якому ладу береться?
ГЕРОЙ: (хватаючи Ігоря за грудки) Ти відстанеш від мене коли-небудь, маленька потвора!
ІГОР: Ну, якщо ви не знаєте, на якому ладу береться «соль мажор», то я відстану.
ГЕРОЙ: (відпускаючи Ігоря) Хто це не знає?! Я все знаю. На третьому ладу «соль мажор» потрібно брати.
ІГОР: Спасибі велике. А можна з вами дружити?
ГЕРОЙ: Ти мене нижче на дві голови. Який мені з твоєї дружби толк?
ІГОР: А толк, я вам скажу, є. Я знаю, як можна красти їжу зі шкільної їдальні.
ГЕРОЙ: Це усі знають.
ІГОР: Я знаю спосіб, щоб ніколи не попадатися.
ГЕРОЙ: Ну.

Ігор, у відповідь, простягає Героєві руку. Герой нехотя тисне її.

ІГОР: Треба її брати, поки лотки з першого поверху до їдальні по сходах піднімають. Ваш клас увесь час тітці Валі допомагає. Так от, одна людина лоток несе, а інша з нього все, що потрібно, на ходу, витягує. Пиріжки,котлети, все, що завгодно.
ГЕРОЙ: Непогано. Сам придумав?
ІГОР: Сам. А можна хоч раз на вашій репетиції посидіти?
ГЕРОЙ: Ще чого.
ІГОР: Ну, будь ласка.
ГЕРОЙ: Ні, я сказав!
ІГОР: Добре. Але ми ж тепер друзі, так?
ГЕРОЙ: (поблажливо) Так. Зганяй за сигаретами.
ІГОР: Але у мене грошей немає.
ГЕРОЙ: З грошима кожен дурень може.
ІГОР: Добре. Я постараюся.
ГЕРОЙ: Почекай. А «Блек Дог» я тоді не став співати, бо слова забув «Хей-хей» пам’ятаю, а далі, як пилою відрізало. Чого стоїш? Біжи. Мені з фільтром.
ІГОР: Ага. (Втікає, і тут же повертається, вже нікого неграючи) Так, тоді ти був мерзенним типом.
ГЕРОЙ: Та у нас увесь клас був, як на підбір. Добрі однокласнички. Могли закльовувати кого завгодно. У нас панували вовчі закони.
ІГОР: Мені пам’ятається, і з тебе теж однокласники знущалися.
ГЕРОЙ: Навіщо ти це зараз сказав? Щоб у мене у середині сколихнулася хвиля неприємних спогадів?
ІГОР: Я не хотів тебе скривдити. Я хотів тобі поспівчувати.
ГЕРОЙ: Спасибі велике.
ІГОР: Вибач.
ГЕРОЙ: Проїхали.
ІГОР: А у вас в класі, пам’ятаю, дівиці були, як на підбір. Як вони зараз?
ГЕРОЙ: Я їх усіх майже побачив на день народженні у Йоржистої. І подумав, Господи, які ж вони усі старі. А я ж майже в кожну з них був колись закоханий. Як я був закоханий в Міркину. Це була поема. Я додому йшов із звернутою шиєю, тому що усі шість уроків підряд,повернувши голову, дивився тільки на неї. Я дзвонив їй і дихав в трубку. Вона говорила: передзвоніть, будь ласка,вас не чутно. Я передзвонював, і знову дихав. Я ходив за нею по п’ятах. А вона тільки лукаво посміхалася. У неї передні зубки трохи виступали.
ІГОР: Правда? А я і не помічав.
ГЕРОЙ: Так. Зовсім небагато. Але це робило її посмішку неповторною. Одного разу, на дні народження у Соні, я зміг з нею порозумітися. Ні. Спочатку я танцював з нею повільний танець. А увесь час кудись втікала, а потім поверталася, а потім знову втікала. А я страшно мучився. Але, у результаті, мені, все-таки, вдалося відвести її в темний коридор. Вона встала спиною до стіни. Я розташувався навпроти. Я люблю тебе, говорю їй. А вонатільки очима блищить. Тоді я попросив дозволу, провести її до будинку. І тоді, знаєш, що вона мені відповіла?
Вона зробила дуже серйозне обличчя, і говорить: пробач мене, але я люблю іншого. Це в п’ятому-то класі вона любить іншого! Ось вона уся жіноча підлість! Ні, там було весело, на дні народження. Але я здивувався, як же усі змінилися. Пройшло так не багато часу, а переді мною,замість однокласників, дядьки з животиками і тітки із золотими сережками. А у моєї Міркиної навіть зуби стали рівні. Виправила, або нові вставила. Не знаю. Але ніякої чарівності не залишилася. (без паузи) Слухай,скажи мені, нарешті, що нас там чекає?
ІГОР: Не муч мене.
ГЕРОЙ: Я хочу знати. Будинок, сад. Я не розумію, що це означає. Що там є? Що там?!
ІГОР: Там тільки що пройшов дощ.
ГЕРОЙ: Знаєш, з тобою стало так складно говорити.
ІГОР: З тобою теж.
ГЕРОЙ: А пам’ятаєш, як ми їздили грати в пейнт бол?
ІГОР: Я тоді виграв.
ГЕРОЙ: Вас, молода людина, пам’ять підводить, або як?

Герої переносяться у той час. Вони беруть в одну руку рушницю, а віншу каску. Встають один навпроти одного.

ІГОР: Для тих, хто не знає правил цієї гри, повідомляю, в це відділення засипаються кульки з фарбою….
ГЕРОЙ: (перебиває Ігоря) Ти знаєш, ти не величайся. Я в армії неодноразово стріляв.
ІГОР: Сигарети?
ГЕРОЙ: Молодець. П’ять балів.
ІГОР: Коротше кажучи, кульки з фарбою кривавого кольору засипаються сюди. Ділимося на дві команди, і стріляємо один в одного до посиніння. Попереджаю,попадання кульки болюче.
ГЕРОЙ: Це ти до чого сказав?
ІГОР: Щоб ти не розридався, коли я в тебе попаду.
ГЕРОЙ: Ти схибиш.
ІГОР: І це говорить людина, яка попіл не може нормально в попільничку струсити.
ГЕРОЙ: Я з тридцяти метрів можу вистрілити і потрапити в сірникову коробку.

Герой гордо надіває шолом.

ІГОР: Якщо ця коробка буде розміром з автобусну зупинку. (Герой щось бубонить в шоломі, але що, розібрати неможливо) Дотепні відповіді прошу подавати в робочий час і письмово.

Герой під маскою страшно гарчить, і кидається убік. Там з рушницею він залягає. Ігор теж жваво надіває каску і залягає з рушницею на іншому кінці сцени. Друзі,стріляючи один в одного, перебігають з місця на місце. Нарешті, ховаючись по обидві сторони одного і того ж укриття, вони наближаються один до одного. Герой і Ігор різко вистрибують із-за укриття і застигають на місці,уткнувши дула рушниць один в одного. Герой і Ігор кричать під масками. Слів не розібрати.

ІГОР: (знімаючи каску, але не опускаючи рушницю)Здавайся.
ГЕРОЙ: (знімаючи каску, але не опускаючи рушницю) Сам здавайся.
ІГОР: Ти не розумієш. Я зараз вистрілю.
ГЕРОЙ: Думаєш, тобі це зійде з рук?
ІГОР: Зрозумій, впритул, це дуже боляче.
ГЕРОЙ: У тебе зараз і буде чудова можливість в цьому переконатися.
ІГОР: Добре. Давай домовимося так. По команді, ми обоє опускаємо рушниці і розбігаємося в різні боки. Хороший план?
ГЕРОЙ: Мені подобається. Командуй.
ІГОР: Приготувалися! Поїхали! (Герой і Ігор залишаються стояти на місцях, уткнувши дула рушниць один в одного) Я так і знав, що ти нікуди не побіжиш. Ти що ж, хотів вистрілити мені в спину, коли я побіжу?
ГЕРОЙ: Ні. Це ти так хотів зробити.
ІГОР: Добре. Якщо ти такий підлий, давай так стояти.

Пауза. Ігор і Герой стоять, уткнувши один в одного рушниці.

ГЕРОЙ: Ні. Так стояти — нудно.
ІГОР: А що робити, якщо ми не хочемо стояти і бігти одночасно. Давай одночасно вистрілимо.
ГЕРОЙ: Боляче буде.
ІГОР: В житті, між іншим, повно цієї гидоти: болю,зради, підлості. Найближчі люди можуть, несподівано,підставити ногу, і ще підкласти що-небудь бите і гостре на місце твого падіння. Але ми ж з тобою не такі, погодься. Ми кращі і чистіші. Так що, розумніше буде нам все-таки домовитися. Давай так… (Несподівано Герой стріляє в Ігоря. Ігор видає крик, і теж стріляє в Героя. Обоє падають. Лежать без руху. Нарешті подають ознаки життя.)Негідник. Ти вистрілив без команди.
ГЕРОЙ: Неправда. Ти сказав «давай». Я подумав, що це команда.
ІГОР: Підступний негідник. Я помираю.
ГЕРОЙ: А ти чому вистрілив?
ІГОР: А що мені залишалося робити?
ГЕРОЙ: Зрозуміло. (підводячись) Йти можеш?
ІГОР: Дивлячись куди.
ГЕРОЙ: Я знаю одного хорошого лікаря. Він тут поблизу. За дивним збігом обставин цей лікар працює барменом.
ІГОР: Як цікаво.
ГЕРОЙ: Ще б пак. І лікує цей доктор виключно алкоголевмісними напоями.
ІГОР: І що, когось вже вилікував?
ГЕРОЙ: Не те слово! Він врятував мільйони!
ІГОР: (піднімаючись) Пішли до нього скоріш! Мені треба терміново прийняти ліки.
ГЕРОЙ: (стогне) Ти не можеш кинути друга. (Ігор допомагає Героєві піднятися) Сподіваюся, ліків вистачить на усіх. (Друзі, спираючись, один на одного, йдуть. І тут же повертаються).Так, відмінна гра вийшла. Але тоді ти був вже далеко від мене.
ІГОР: В сенсі?
ГЕРОЙ: В сенсі дружби. Приятелі-бізнесмени, і я не знаю,хто там ще у тебе з’явився. Якось перестали ми одино дному дзвонити, і все. Здається, відтоді ми не бачилися. Це була наша остання зустріч?
ІГОР: Можливо, передостання.
ГЕРОЙ: Після цього до мене доходили якісь чутки.
ІГОР: Наприклад?
ГЕРОЙ: Що ти з якоюсь…
ІГОР: Шльондрою?
ГЕРОЙ: Так, що вас там Лєрка твоя застала. Наркотики знайшла. Все відкрилося. Скандал був. Але вона тебе не покинула.
ІГОР: Це точно.
ГЕРОЙ: Слухай, навіщо ти з нею так ? Вона ж тебе любила.
ІГОР: Смішний ти . Якби я тоді щось думав. І потім ти не можеш мені нічого говорити. Неначе ти сам своєї не зраджував жодного разу? Що мовчиш?Зраджував?

Пауза.

ГЕРОЙ: Давай про щось інше поговоримо?
ІГОР: Давай. Давно в школу нашу заходив? Б.Б. все п’є?
ГЕРОЙ: П’є. Наш бідний, маленький, кучерявий фізрук з амбіціями Наполеона.
ІГОР: Що у тебе стало з обличчям?
ГЕРОЙ: Я просто завжди засмучуюся, коли до нього заходжу. Сто разів зарікався, в школу більше ні ногою.
ІГОР: Тягне?
ГЕРОЙ: Тягне. (Герой грає сам себе під час того походу в школу. Ігор починає грати фізрука Б.Б. Рухи фізрука поривчасті, як у багатьох сильно п’ючих людей)Здрастуйте, Борис Борисович.
ІГОР: Які люди! Здрастуй, дорогий мій. Не чекав. (Обіймає Героя. Не випускаючи з обіймів) Гроші є? А я збігаю.
ГЕРОЙ: Так, є. Ось.
Герой віддає гроші.
ІГОР: Я миттю.
ГЕРОЙ: Я, взагалі-то, з собою приніс.
ІГОР: Відмінно. Відмінно. Значить, бігти нікуди не потрібно. (Герой віддає пляшку) У, дорога. Дуже дорога! Добре заробляєш?
ГЕРОЙ: Нормально. (Ігор, тим часом, відкрив пляшку) Ні. Яне буду, спасибі.
ІГОР: Чому?
ГЕРОЙ: Не хочу.
ІГОР: Знаю, знаю. Свої інтереси. (швидко випиває один)Ну. Розповідай. Як живеш. Що з роботою. Усі подробиці. Навіть самі незначні.
ГЕРОЙ: Що говорити, ну, я як і раніше працюю…
ІГОР: (перебиває його) Я тут відновив свій старий спектакль. Звичайно, не такий старий, щоб ти його пам’ятав. Я його поставив, коли ваш клас вже школу закінчив. Відновив і показав. Повний спортзал набився. Майже тридцять чоловік. Не брехатиму, але це але це був тріумф. Вибач, вибач. Ти щось говорив. Продовжуй. Я уважно слухаю. Як у тебе з особистим життям? Все по порядку, нічого не упускаючи.
ГЕРОЙ: Я все так само…
ІГОР: (тут же перебиває його) Після прем’єри люди підходили до мене і говорили, Борис Борисович, навіщо ви досі працюєте фізруком? Адже ваше покликання — театр! Пробач, ти щось говорив?
ГЕРОЙ: Нічого особливого.
ІГОР: Ти ж не знаєш, про що цей спектакль. Ідея чудова. Продовження Буратіно. Тобто, що сталося після того, як Буратіно отримав театр.
ГЕРОЙ: І що сталося?
ІГОР: О, це дуже цікаво. П»еро спився. Мальвина стала повією. Цвіркун прокрався. А що стосується Арлекіна, він став вбивцею.
ГЕРОЙ: А ви самі кого там граєте?
ІГОР: Перо.
ГЕРОЙ: Логічно.
ІГОР: Кого-небудь з класу бачиш? Як там наші?
ГЕРОЙ: Бодров спекулює. Ленскій в карти грає. А Карпова взагалі у в’язниці сидить.
ІГОР: Правда, чи що?
ГЕРОЙ: Жартую. Я піду, Борис Борисович.
ІГОР: Куди, ти ж не випив ні ковтка.
ГЕРОЙ: Це нічого, Борис Борисович. Мені, насправді,пора.
ІГОР: Щасливо. Заходь, не пропадай. Ми тебе завжди тут раді бачити.

Спогад закінчується. Ігор стає сам собою.

ГЕРОЙ: Я знаю, чому мене туди тягне. Я хочу все сказати цьому кучерявому виродкові! Все йому пригадати. Як він принижував мене, коли я не міг йому відповісти. Ставив, і перед усім класом брудом поливав. За мене тоді ніхто не міг заступитися. І матері моїй все було по фігу.
ІГОР: Це безглузді, дитячі рахунки. Подивися на себе, ти доросла людина.
ГЕРОЙ: Всякий раз йду в школу, і думаю, я цій тварюці кучерявої усю морду розіб’ю. За те, що він експерименти над нами ставив. І за те, що до дівиць нашим приставав. А приходжу в школу, і бачу, сидить там у своїй комірці,п’яненький, серед брудних баскетбольних м’ячів, і мені його жаль стає.
ІГОР: Це добре. Значить, у тебе ще не все втрачено.
ГЕРОЙ: Думаєш?
ІГОР: Упевнений.
ГЕРОЙ: А що, неможливо було тобі усе це кинути? Злізти з голки?
ІГОР: Знаєш, напевно, у кожного, хто колеться таке оманливе відчуття, що все під контролем. Є навіть правило. Не підвищувати дозу, і тому подібне. І в колі тих, хто колеться, зазвичай ходять чутки, що, нібито, є така людина, легендарна особа, яка сидить на голці багато років, але почуває себе чудово. Правда, людину цю ніхто ніколи не бачив.
ГЕРОЙ: Скажи, стан-то хоч приємний?
ГЕРОЙ: Приємний. Але найприємніше те, що проблеми як би самі собою зникають. На все наплювати. І на близьких людей теж. Без наркотиків жити складніше.
ГЕРОЙ: А у тебе що, були якісь неприємності з роботою?
ІГОР: З чого ти узяв?
ГЕРОЙ: Ти через роботу почав з цієї наркотою?
ІГОР: Я тобі ніколи не говорив, чим я займався, тому що це усе не цікаво. Ми з Верєвкіним починали. Махінації всякі з кредитами. Нерухомістю займалися. Запрацювали,потім втратили усе. Потім знову запрацювали. Нервова робота, звичайно. Але, напевно, я колотися почав нечерез це. Просто цікаво було спробувати. Тепер безглуздо говорити, що я шкодую. Просто не розумію, як так вийшло.
Останню нашу розмову пам’ятаєш?
ІГОР: Погано.
ГЕРОЙ: Я теж.
Друзі беруть телефонні трубки.

ІГОР: (у трубку) Алло. Алло. Хто це?
ГЕРОЙ: (у трубку) Алло, Ігор, привіт. Це я.
ІГОР: Не вірю. Кльово. Як ти?
ГЕРОЙ: Краще за усіх.
ІГОР: Скільки ж ми з тобою не бачилися?
ГЕРОЙ: Роки два. Чи три.
ІГОР: (дме в трубку) Тебе погано чути.
ГЕРОЙ: У мене з телефоном щось. Я чого дзвоню. Я зараз на радіо працюю. Хотів тебе покликати, в програмі одній прийняти участь.
ІГОР: А що робити потрібно?
ГЕРОЙ: Скажи, будь ласка, усі баби — стерви.
ІГОР: Навіщо?
ГЕРОЙ: Ну, скажи-скажи.
ІГОР: Усі баби — стерви.
ГЕРОЙ: Погано. Ще раз, енергійніше.
ІГОР: Усі баби — стерви. Тебе що, хтось з них образив?
ГЕРОЙ: Ти розумієш, я програму роблю, чисто чоловічу.»Гараж» називається. Мужики дзвонять в прямий ефір, і на своє життя скаржаться. Мені треба підстроїти один дзвінок. Для загострення розмови в прямому ефірі. Допоможи , а.
ІГОР: Я б із задоволенням. Але не вийде у мене сказати так про жінок. Я їх люблю, все-таки. Вибач. Тут я тобі не помічник . Тобі артист потрібний. Йому все одно, що говорити. Ти не ображаєшся?
ГЕРОЙ: Та ні. Що ти. Давай зустрінемося.
ІГОР: Давай, звичайно. Де?
ГЕРОЙ: Головне, коли.
ІГОР: Що ти сказав?
ГЕРОЙ: Я говорю, головне, коли.
ІГОР: Алло, не чую.

Ігор дме в трубку.

ГЕРОЙ: Перешкоди. Давай завтра здзвонимося, і домовимся.
ІГОР: Давай. До завтра.
ГЕРОЙ: До завтра. Почекай, Ігор.
ІГОР: Що?
ГЕРОЙ: Ти в порядку?
ІГОР: В повному. А що?
ГЕРОЙ: Нічого. Бувай.
ІГОР: Бувай.

Ігор і Герой кладуть трубки.

ГЕРОЙ: І це була наша остання розмова?
ІГОР: Могли б трохи по довше поговорити.
ГЕРОЙ: Якби знали.
ІГОР: Це точно.

Пауза.

ГЕРОЙ: Можна я запитаю?
ІГОР: Можна.
ГЕРОЙ: Як ти помер?
ІГОР: А ти що, не знаєш? Все просто було, до смішного. Я сидів на кухні. У майці, в трусах. Збирався попити чаю. Я навіть цей чай собі заварив. Але випити не встиг. З серцем стало погано. Воно у мене на той час ледве працювало. І все. Буквально, за хвилину.
ГЕРОЙ: Будинок. Сад. Тільки що пройшов дощ. Що там ще ? Скажи мені. Я хочу знати. Ти скажеш?
ІГОР: Там гойдалки дитячі.
ГЕРОЙ: Які гойдалки?
ІГОР: Криві, жовті, з облізлою фарбою. Мокрі від дощу. Пам’ятаєш ?
ГЕРОЙ: (з посмішкою) Я так і знав. Я так і знав, що ти мене обдуриш. Ти обдурив мене. Ти мене обдурив.
ГЕРОЙ: Ігор, я ненавиджу смерть! Я хочу, щоб вона сама здохла! Ця сволота, щоб загнулася і здохла! Як я відразу не зрозумів. Ти мене ІГОР: Перестань. Я тебе пам’ятаю. І ти мене пам’ятаєш памятаеш памятаеш ехо. обдурив.

Чутно, як падають краплі дощу. Ззаду висвічується сад,контур будинку. І дитячі гойдалки. Як дві букви «П», що стоять поряд. Ігор і Герой сідають на гойдалці. Герої переносяться того дня, коли все у них було добре.

ГЕРОЙ: Слухай, а нас звідси не поженуть?
ІГОР: Не бійся. Тут сусід живе. Мій знайомий. Його немає зараз. І, що важливо, собак його теж.
ГЕРОЙ: А я на мокре сів.
ІГОР: Я теж. Розслабся.
ГЕРОЙ: Дай сигарету.
ІГОР: На. (Герой закурює) Знаєш, я вирішив одружитис.
ГЕРОЙ: Правда, чи що?
ІГОР: Так. З Лерою.
ГЕРОЙ: Молодець.
ІГОР: Вигідний шлюб. У неї батько льотчик, між іншим.
ГЕРОЙ: Коли я служив в армії, літаки пролітали низько-низько. Я виходив зі своєї смердючої, темної фотолабораторії, з цього царства фіксажу і проявника, а над моєю головою пролітав літак. Проходила секунда, друга. І, наздоганяючи літак, над тобою пролітав звук. Величний рев. Красиво?
ІГОР: Красиво.
ГЕРОЙ: Увага.

Герой випускає підряд декілька кілець з диму.

ІГОР: непогано. Слухай, я порадитися хотів. Варто мені все-таки одружується?
ГЕРОЙ: Ти ж сказав, що все вже вирішив.
ІГОР: Мало, що я сказав. Я, все одно, сумніваюсь.
ГЕРОЙ: Ви з нею який рік вже живете.
ІГОР: Третій.
ГЕРОЙ: Тим більше. Як би мій дід зараз виразився, нічого хвостом крутити. Розписалися, і все.
ІГОР: Вона до того ж, ще вагітна.
ГЕРОЙ: О це так так!! І хто буде?
ІГОР: Хлопець. Сашкою назвем так як тебе.
ГЕРОЙ: Тим більше.
ІГОР: Так одружується мені?
ГЕРОЙ: Не те слово!
ІГОР: Нічого мені поради давати з таким діловим видом. Я і сам все давно вирішив. (пауза) Знаєш, мені зараз стало набагато легше.
ГЕРОЙ: Приємно чути.
ІГОР: Не ображайся. Що таке щастя, по-твоєму?
ГЕРОЙ: Щастя — це коли довго хотів чхнути, але не міг, а потім все-таки зміг.
ІГОР: Молодець. Відмінно сказано.
ГЕРОЙ: Спасибі на доброму слові.
ІГОР: А мені, особисто, зараз добре.
ГЕРОЙ: А як добре? Так, щоб «нічого собі», або так, щоб «ну, зовсім добре»?
ІГОР: Зовсім добре.
ГЕРОЙ: Це погано. Зовсім добре буває (показує на небо) тільки там.
ІГОР: Неправда. У мене сьогодні був суперовий день. Я валяв дурня, слухав мою улюблену групу «Кардіган»,прийняв важливе рішення, а ще віддав другу останню сигарету. У мене був щасливий день. Чому людина завжди запам’ятовує які-небудь дурниці. На зразок тієї, що у нього в потрібний момент не вистачає грошей. Усе життя горбатишся. Здається, стільки накопив, до старості досить. А в потрібний момент у тебе не виявляється з собою грошей, щоб купити безглузді тюльпани коханій людині. І потім це тебе мучить.
Я б хотів запам’ятати сьогоднішній чудовий день.
ГЕРОЙ: Ти стаєш сентиментальним. Здається, це та сама старість і є.
ІГОР: Що-що, а до старості ще далеко. І це, до речі, радує.
ГЕРОЙ: Та вже, є час що-небудь таке зробити.
ІГОР: Слава Богу, час ще є.

ЗАВІСА