Пресса


Сахалинский Чехов-центр поставит спектакль «Остров Счастье»
https://www.sakhalin.info/news/125450/

Культура, Южно-Сахалинск

В министерстве культуры и архивного дела Сахалинской области состоялось заседание экспертной комиссии по проведению конкурса на соискание грантов регионального правительства профессиональным театрам на 2017 год. Директор Чехов-центра Елена Худайбердиева презентовала грантовый проект театра «Остров Счастье». Пьеса с таким названием родилась осенью этого года в ходе проведения драматургической лаборатории «Сахалин.doc». Тогда в рамках проведения IV Дальневосточного театрального форума в островную столицу приехали драматурги, которые вместе с сахалинцами создали три разных материала для постановки.

Режиссер Александр Агеев и драматург Родион Белецкий

Режиссер Александр Агеев и драматург Родион Белецкий

«Остров Счастье» — документальная пьеса, написанная драматургом из Москвы Родионом Белецким на основе интервью сахалинцев, которые рассуждали на тему «Что для вас счастье?». В итоге получился трогательный материал, героями которого стали простые островитяне. Главный режиссер Александр Агеев на основе этого материала за несколько дней создал с артистами Чехов-центра эскиз спектакля и презентовал его зрителям 3 ноября в рамках всероссийской акции «Ночь искусств».

В рамках реализации грантового проекта эскиз будет доведен до полноценного спектакля.

— Постановка спектакля будет приурочена к 70-летию создания Сахалинской области. Отказ от привлекаемой извне пьесы и создание ее самостоятельно является качественно новым направлением развития и участия сахалинцев в культурной жизни региона, позволяющим заявить о формировании чувства патриотизма, сопричастности и неравнодушии к дальнейшей судьбе острова различных социальных групп, — рассказала директор Чехов-центра Елена Худайбердиева.

В июне следующего года на сцене Чехов-центра в рамках проведения межрегионального театрального фестиваля «Сахалинская рампа» состоится предпремьерный показ спектакля с участием драматурга. Премьера постановки «Остров Счастье» пройдет во время сентябрьских гастролей в одном из муниципальных образований Сахалинской области, сообщает ИА Sakh.com со ссылкой на пресс-службу Чехов-центра.

Без утайки
http://teatron-journal.ru/foje/teatron/item/3624-bez_utayki.html

Без утайки

Вы видели когда-нибудь разговор двух друзей? Думаю да, ведь подобные беседы можно увидеть на каждом шагу. А если эти двое из разных миров: один жив, а другой мертв?.. Да, такое можно встретить разве что на спектакле «Разговор, которого не было» новосибирской театральной компании «Гамма» по пьесе Родиона Белецкого.

Постановка необычна уже тем, что поставлена по заказу зрителей. Такое на новосибирской сцене впервые. Может быть потому что «Гамма» очень близка к зрителю (скажу так, она намного ближе академических театров в этом вопросе). Этим летом в театральной лаборатории «На воздухе» проходили читки пьес разных авторов, но именно трагикомедия «Разговор, которого не было» зрителю понравилась больше всего.

 2eQ4ka6z5c

В спектакле нет отдельного режиссера. Постановщики – сами артисты Илья Музыко (Игорь), Антон Войналович (Герой) и продюсер компании Анастасия Журавлева. Они создали немного других персонажей. Я бы сказала, более живых. Актеры добавили в оригинальную пьесу глоток свежего воздуха, что-то новое, свое.

23uHbArnax8

Сама пьеса состоит из того самого «разговора, которого не было» и скетчей, которые разыгрывают герои. В подобном рисунке спектакля ощущаешь себя как в полете. Трагикомедия: тебя бросает то в одну, то в другую сторону. То взлетаешь, то садишься, то входишь в зону турбулентности. Сейчас смотришь на беседу о том, что ждет человека после смерти, а через секунду наблюдаешь забавный скетч о гаишнике. Нет времени долго думать о вечном. Динамика постановки не позволяет. Может быть, это и минус, но смотря для какого зрителя.

atsoG9FegTM

Кстати, о динамике. Декорации художника-постановщика Егора Овечкина очень мобильны. Сами декорации (деревянные поддоны-паллеты) не двигаются, но в руках артистов превращаются во все, что только возможно: и в барную стойку, и в кровати, и в забор, и даже в автомобиль.

GUXM3lZPxsk

Реквизит в спектакле в прямом смысле летает по сцене. Не нужен головной убор? Артист кидает его за кулису. Нужен головной убор? Он вылетает из-за кулисы. От этих «полетов» самому становится еще легче. Есть в этом что-то и от второго названия пьесы «Звук позади самолета», и от этого самого звука, который появляется, когда идет переход от разговора героев к скетчу.

hXqZ TAqJNM

Если говорить об еще одной необычной черте спектакля, то она состоит в том, что премьера проходила в кукольном театре. Что-то в этом есть… Ведь последний раз дети в театре кукол бывают лет в шесть максимум. Таким же ребенком была и я. Возвращаться в атмосферу детства очень забавно. Нет кукол, вместо них живые люди на сцене. Стены те же, и сидения такие же откидывающиеся. Хочется по привычке сесть на возвышенную ступеньку, но останавливаешь себя: «Сколько тебе лет, девочка?»

uZFxA2qfZ Y

Спектакль идет с пометкой «14+». Я думаю, найдутся люди, которые скажут, что подобную постановку нельзя смотреть детям школьного возраста. Но то, что показано там, уже давно известно подросткам. Это поиск ответа на вопрос современности: к чему приводят наркотики, чем все заканчивается? Конечно, все люди знают ответ. И дети знают. Вспоминается мысль Достоевского в романе «Идиот»: «От детей ничего не надо утаивать под предлогом, что они маленькие и что им рано знать. Какая грустная и несчастная мысль! И как хорошо сами дети подмечают, что отцы считают их слишком маленькими и ничего не понимающими, тогда как они всё понимают». Так все и есть. Взрослые утаивают от детей те вещи, которые детям уже давно известны.

VooGYUhnjjA

Сейчас редко ставят постановки для подростковой аудитории, и это очень печально. Видимо такая ситуация происходит от того, что подростков приравнивают либо к детям, либо к взрослым. Но разве это так? Ребята этой возрастной группы не смогут найти ответы на свои вопросы в детских и взрослых спектаклях просто потому, что это не их уровень. Сюжет спектакля — наглядный пример, как люди впустую тратят свою жизнь. Время пролетело незаметно, наделал кучу ошибок в жизни, все потерял. И вот наступает момент, когда надо подвести итог. А какой итог, когда его нет?.. И выходишь после спектакля с легкой задумчивостью, не переходящей в рамки депрессии.

Вместе с героями летала
Елизавета Печеркина
Фотографии: Фрол Подлесный

В Ижевске писатель Родион Белецкий проведет семинар драматургов «Поколение»
http://udmpravda.ru/articles/v-izhevske-pisatel-rodion-beletskiy-provedet-seminar-dramaturgov-pokolenie

С 21 по 25 ноября в Ижевске состоится семинар драматургов «Поколение», который проведет Родион Белецкий, писатель, заместитель главного редактора журнала «Современная драматургия».

Участникам гарантирован подробный разбор представленного на конкурс опуса. Но вначале нужно пройти отбор. К конкурсу будут допущены те, кто попадет в десятку лучших. А самую достойную пьесу Р. Белецкий отрекомендует для публикации в журнале «Современная драматургия». В Удмуртии национальная драматургия достаточно продуктивно развивается благодаря тому, что пьесы местных авторов каждый сезон представлены в репертуаре Удмуртского национального театра. Есть у нас и русские драматурги, в основном это люди старшего поколения: плодотворно пишет пьесы Николай Чувыгин. Удмуртия уже дала России одно довольно известное имя из числа современных молодых драматургов. Это бывший актер Сарапульского драмтеатра Валерий Шергин, ученик и последователь школы екатеринбургского мэтра Николая Коляды. Уже не первый драматургический семинар-конкурс проводит в Ижевске СТД Удмуртии и России. Они дают возможность для старта новых имен.

Чтобы принять участие в конкурсном отборе, нужно прислать на электронный адрес souztd_ur@mail.ru набранный текст пьесы, аннотацию к ней, краткую биографию автора и контакты. Текст драматического произведения на удмуртском, татарском или ином языке должен быть сопровожден русским подстрочником.

Нэля МАЛАХОВА

В Чехов-центре представили сахалинские пьесы

Культура, Южно-Сахалинск

«Ночь искусств» в Чехов-центре свелась к чтению и смотрению. Лаборатория современной драматургия «Сахалин.doc» в рамках IV Дальневосточного театрального форума выдала на-гора три пьесы. Причем в силу традиции многих лет в Чехов-центре не удержались и превратили читки в намеки на эскизы к спектаклю. Сочиняли пьесы под водительством настоящих драматургов бодрые дети, подростки, думающие, как жить дальше, озвучивали их сочувствующие актеры Чехов-центра. Завершили «Ночь» за полночь спектаклем «Шутки Чехова», посмотреть который собралась куча сахалинского народу всякого возраста, а не только бессонной молодежи. Подробности ниже.

Чтение 1: Чехов-пингвин и снеговики-гопники

Если театр — это весело, то екатеринбургскому драматургу Анне Богачевой, которой досталось соавторство с детьми малыми, повезло больше всех. В первый раз сказочнице ничего не пришлось выдумывать: они рассказывали ей все, что думают о своей, богатой событиями жизни, а она конструировала из их рассказиков, шуток, кратких мыслей свое «лего», и ни одного «взрослого» слова от себя. Потом на готовенькое явились Константин Вогачев, Сергей Максимчук, Владимир Байдалов, Наталья Шаркова, Елена Ловягова, Ирина Женихова и Виктор Крахмалев, включили «внутреннего ребенка» на полную катушку и устроили чтение сказки с картинками.

Как заметила театральный критик из Санкт-Петербурга Евгения Тропп, у Анны Богачевой хороший слух на наблюдения и озарения детей, и в итоге получилась пьеса «Путешествие инопланетян по Сахалину»: «У ребенка более острый взгляд, и потому обычная жизнь кажется ему более интересной и красивой». А идею про инопланетян, создавших Сахалин, подкинула малышка, которую драматург случайно «разговорила» в кафе.

— Это такая «игра в игре», мы очень повеселились, готовясь к читке, хотя иногда дети и ставили в тупик. Думаю, что если доработать режиссерское решение, эта необычная пьеса будет интересна и детям, и родителям, — считает актриса и студентка Театрального института имени Щукина Наталья Шаркова.

Повеселились и первые слушатели опуса. В чем большая заслуга актеров, из которых бурлящее детство (не гляди, что бородатые переростки), выплескивалось, как суп из кастрюли. Налепил себе бумажный глазик на лоб — и все, ты инопланетное существо, инспектирующее сахалинскую жизнь, сел на стул — и летишь на санках с горы, оглашая окрестности счастливыми воплями… Анна Богачева плод коллективного творчества решила назвать «Суперсказкой» регионального значения. И то сказать, замучаешься объяснять костромскому или рязанскому зрителю, что такое кукса, которая дощирак, которая лапша, и почему ее вкусно грызть сухой. В пьесе собрана пропасть сахалинизмов по широкому кругу интересующих маленького человека тем — теория происхождения Сахалина, национальная кухня, история, голодные медведи, климат и «мы рады всем, кто приезжает». Один инопланетянин доверительно сообщает: а мы делали снеговиков-гопников, сидящих на корточках. Второй: спим-спим, что-то стало холодно, оказалось — балкон отвалился. Третий: едем, а тут медведи, ничего, у папы есть мачете в багажнике. Четвертый: вокруг костра сидят люди в национальных одеждах, с сушеной рыбой на шее. Пятый: девочка сбила мальчика, у нее вылетело зубов пять-шесть, а с мальчиком ничего не случилось…

Для традиционного театрального детства, воспитанного на царях, принцессах и говорящих сыроежках, словосочетание «документальная сказка» звучит диссонансом. Но вряд ли тут что-то новое придумано, просто лаборатория вытащила на свет фантазии, которыми все мы по малолетству украшали себе жизнь. На наших глазах рождается новый жанр — детская народная сказка. Принцессы из репертуара никуда не денутся, а самосказка, созданная любопытными глазами и живым воображением, станет ступенью познания жизни, в которой есть все — и радости, и проблемы, и утраты.

Да, но откуда в пьесе взялся пингвин в шляпе и пенсне, интеллигентно изъясняющийся цитатами из книги «Остров Сахалин»? Посмотрите вслед за детьми на баннер Дальневосточного театрального форума, где веселый художник изобразил Чехова, и у вас отпадет вопрос. А Виктор Крахмалев таким экзотическим путем начал личную актерскую чеховиану.

Чтение 2: Наташины мечты

Через пару часов дети повзрослели, и настал час пьесы «Окей, гугл», которую драматург Наташа Боренко написала вместе с соавторами-подростками. Здесь действо обошлось без всяких игровых примочек, этому возрасту хочется быть услышанным. Клетчатый актерский квартет (Алиса Медведева, Анастасия Быкова, Анна Антонова, Илья Романов) сидел на стульях и просто читал монологи поколения next, которые меня лично отсылали к «Наташиным мечтам» Ярославы Пулинович, спеца по драматургии для подростковой аудитории. Информанты сидели напротив и слушали.

Сюжета у пьесы в прямом понимании этого слова нет, разве только считать за него общую философию взросления. Равно, как и не грозят открытия: «грабли» взаимоотношений отцов и детей общеизвестны и неизменны на сто веков вперед. Но думаешь о силе слова, слушая захлебывающийся, торопящийся поток, который валится на твою голову, от нетерпения с запинками «ну это, как бы» и для ясности помогая себе руками. Актеры замечательно точно транслировали это пубертатное настроение, иногда против всех, а то и себя. В прямолинейном, черно-белом шквале было все так понятно и близко — мечты, кем стать, собственные надежды уехать в Питер, Корею или выучиться на прокурора и надежды родителей («мы для тебя все делали, а ты…»), страхи не найти друзей и смысл жизни и как там сложится в коллективе на работе, которой еще и близко нет, иллюзии, что у нас есть свобода слова, негодование, почему закрыли выставку художницы Саши Ким… Вырисовывается портрет поколения, у которого море желаний, и тут же «они ничего не хотят делать». От читки остается дежавю и скорбное ощущение персональной древности — все это пройдено, шишки набиты, и даже не представляешь, чего ради стоит лезть на баррикады, в окна и свершать иные глупости. Как же им, растущим, трудно со скучными нами…

— Документальный театр тем и хорош, что любой человек, попадающий в свет его «фонаря», интересен — независимо от его глубины и содержательности, — благодаря абсолютной подлинности, даже если это маска. Под маской ты все равно видишь живого человека, — сказала Евгения Тропп.

Это очень поучительное чтение-зрелище, способное компенсировать походы к психологам в Центр поддержки семьи и детства. Тут элементарные истины лежат на поверхности, да не случается порой зеркала, чтобы взрослые услышали: родители, вы хорошие люди, но отстаньте и дайте пожить своей жизнью. Или наоборот: подскажите, заметьте меня, мама/папа, я важнее вашей работы. Чем дорог театральный опыт, это попыткой посмотреть на юность глазами подростков и одновременно дать им высказаться. Ведь пьесы для детей авторы пишут по лекалу своего детства, а оно сегодня кардинально отличается — там были казаки-разбойники и не было всезнайки-гугла. И чтобы не впадать в фальшь имитации, умные драматурги просто избегают этого поля, уступая его компьютерным играм и другим раздражителям. А хочется поговорить. Так что со стороны взрослых (в лице Чехов-центра), которые всегда «знают, как лучше, и желают добра», это бесспорно шаг навстречу — к театру взаимопонимания, который может в конечном счете привлечь новых зрителей.

Чтение 3: Ключи от счастья не за горами

Завершила цикл читок документальная пьеса Родиона Белецкого «Остров счастья», созданная на основе интервью, взятых у сахалинцев этой осенью. Предварительно пытали обычных людей на предмет, о котором думать не достает времени после 30-40-50 лет на трезвую голову и в будни: что для вас счастье? «Остров счастья» — нечто вроде развернутого комментария к упорно приживляемому празднику любви, семьи и верности («Петра и, так сказать, Февронии»).

Здесь все напоминает обо всем — «Так же, как все», «Дне рождения Смирновой», «Давай поженимся» Первого канала, шахтерском фильме-трэше «Свадьба» Павла Лунгина и рубрике «История любви» из местной газеты. У героини Натальи Красиловой инвалид-ребенок, она вся такая жизненная — сдержанная, навсегда усталая, воюющая за свое дитя, но не впавшая в грех отчаяния. Герой Андрея Кузина представляет человека-труженика, правда, часто прикладывающегося от несовпадения жизни и мечты, с потертым лицом в формате «оставь, меня старуха, я в печали». Энергичные подружки (Ирина Звягинцева, Мария Картамакова) страстно придумывают праздник девичника и исповедуются про счастье зрителям в первом ряду, подъехав вместе со столиком. Прибалтийский красавчик-блондин-ключник Сергея Авдиенко выходит на сцену в роли мечты женщины (для полного счастья была бы еще профессия попрестижнее, вздыхает неутомимая в поисках идеала женщина). Мужик с бутылкой Антона Ещиганова буднично вспоминает светлые моменты детства с поездками на море в Крым, который «опять наш». Дворник-гастарбайтер, по-русски ни бэ, ни мэ, сияет застенчивой улыбкой Константина Вогачева…

Социальный срез сахалинского общества здесь не такой пестрый, как в вербатиме Даниила Безносова «Плывет», зато отражающие их простые личные истории рифмуются с приступами официоза. Презентация Сахалина как «Острова счастья» идет одновременно на двух площадках: в черном зале, почти впритык к публике, но за разными столиками семья в лице Красиловой и Кузина рассказывает свою историю любви, то и дело перебиваемую врезками из большого мира. Последний находится в фойе, где построили танцплощадку со слоганом «Счастье не за горами» («я украл его в Перми», — пояснил главный режиссер Чехов-центра и режиссер эскиза Александр Агеев). На площадке, сильно отдающей атмосферой народного гулянья 1970-х, пел любимец публики с татуировкой ВОВА (Владимир Байдалов), танцевали люди, Маша и медведь. Причем в сарафан приодели актера Анатолия Чернова, а в медведе «утонула» миниатюрная Татьяна Никонова… Драматург придумал остроумный ход: на всякий интимный, часто грустноватый в силу реалий эпизод из уст героев тут же следуют горластые фанфары собирательного чиновника (Леонид Всеволодский), который освящает трудности жизни цифрами и фактами — строго документально! — о светлом будущем 65-го региона. С рефреном: «Да, проблемы есть, но мы над этим работаем». Правда, будущее все время отдаляется — как линия горизонта, но в спектакле не слышно надрыва, просто два пласта одной жизни — внизу и наверху — привычно идут параллельными путями.

Текст, конечно, ужасный. Нет, Родион Белецкий записал отлично. В принципе, и «Плывет» был о том же — о счастье. А «Остров счастья» таков, что понятно, почему популярен раздел интернет-форума «Переезд на ПМЖ» с вопросом: в какой бы город свалить с Сахалина и почему я не сделал этого раньше? То ли ситуация так семимильно изменилась в худшую сторону за малый временной промежуток, то ли пришедшие на смену советским люди не столь многотерпеливы («лишь бы не было войны») и не желают тянуть бренную жизнь в «затрапезных» городах, на фоне скудеющих почти ежедневно бюджетных полей «Острова счастья». И еще я пытаюсь представить на премьере бронированные лица министров (финансов, здравоохранения, транспорта, образования и т.д.), которых лихо, почти съезжая в гротеск, пародировал Леонид Всеволодский. Но, собственно, это уже не о театре, который всего лишь честно говорит о том, что видит.

…В сухом остатке: лаборатория современной драматургии, главное зернышко IV Дальневосточного театрального форума, определенно, удалась, в ней дал видимый урожай проект Чехов-центра «Классный театр» с учениками южно-сахалинской школы №7. И если поначалу были сомнения — не будет ли суха теория (памятуя нудный опыт чтения какой-то жуткой пьесы корейской драматургессы), то они быстро рассеялись. С нашими детьми приезжим было работать одно удовольствие. А касаемо труппы, то, не сговариваясь, все гости Чехов-центра из года в год отмечают нормальную актерскую жадность на работу, сколько ни дай, все мало, в любой крохе-эпизоде выкладываются по полной. Разве что не хватало кураторского ока Олега Лоевского с его бессмертным «оставить или забыть, как страшный сон». Надеемся, что лабораторные опыты не останутся без последствий в репертуарной политике театра.

PS. В финале «Острова счастья» актеры одаривали публику разномастными ключиками: вот вам отмычка от счастливой двери. Повесила на гвоздик. Трогательно.

О любви просто и доступно
Федор Быстров
http://www.press-volga.ru/2013-11-18/1/

Режиссер Владимир Хрущев и актеры спектакля «Молодые люди»

В минувшую субботу, 16 ноября в Молодежном драматическом театре (МДТ) Тольятти прошел предпремьерный показ спектакля «Молодые люди» поставленный режиссером Владимиром Хрущевым по одноименной пьесе Родиона Белецкого. О находках режиссера, игре актеров и различиях с оригиналом пьесы, в материале нашего корреспондента.
МДТ под руководством Владимира Коренного стал неформальным лидером театральной жизни города. Труппа постоянно участвует в различных фестивалях, в здании театра идет «коренной» ремонт, а некогда первый в городе театр — «Колесо» раздирают скандалы. В этом смысле «прогон» нового спектакля стал еще одним свидетельством ренессанса МДТ.

О традициях постановки «Молодых людей» в Тольятти говорить не приходится, МДТ и Владимир Хрущев стали первопроходцами. Пьеса Белецкого написана смешно и просто: понятные диалоги, несложный антураж, четыре актера. Основная идея «Молодых людей» — любовь. Любовь, которая приходит к главному герою, вопреки его ожиданиям. Несмотря на друзей-охламонов, неустроенную жизнь и робость по отношению к женщинам. Однако, мысль о всепроникающей любви приходит только к финишу спектакля, а в самом начале зритель видит гаражный бокс в котором собрались три друга отдохнуть после рабочей недели. «Принятое на грудь» заставляет искать женского общества, и в поисках жрицы любви два товарища набирают номер из записной книжки своего спящего друга. Сами того не понимая, друзья нашли спутницу жизни для главного героя и приключения на свою шею.

Отмечу, что Владимиру Хрущеву удалось разнообразить пьесу. В оригинале первое действие проходит в квартире Димочки (Алексей Клименко). Режиссер переносит действие в гаражно-строительный бокс. Хрущев вводит еще одного героя, правда неодушевленного — автомобиль «Ока» лимонного цвета. Надо отметить — это действительно находка. Многие в Тольятти помнят времена, когда в гаражных боксах по пятницам начиналась другая жизнь с музыкой, посиделками, спиртным и закусками.

Восприятию действа на сцене помогает и звуковой ряд, хотя несколько повторений «Признания» Адриано Челентано, наводит на мысли о несчастной любви героев пьесы и безответной любви режиссера к итальянской эстраде. В ряду удачных нововведений Хрущева отмечу и появление милиционера во втором отделении (в пьесе весь диалог с милиционером происходит по телефону).

Актеры участвующие в постановке были на высоте. Упомянутый выше Алексей Клименко (Димочка) и Андрей Бубнов (Вася) удачно показали фактурных персонажей из 90-х годов. Отмечу игру Клименко в диалоге с Катей (Христина Шепель). Слова «Сказать честно? Так вот — мне нравятся скромные девушки!» говорит уже не юноша Димочка, а муж Дима. А Юрий Бутко (Женя) своими голосовыми данными заставил зал улыбаться с первых минут. В самом деле, трудно удержаться когда герой Бутко разговаривает с девушкой по телефону и голосом интеллигента Игоря Верника говорит: «Берите такси и приезжайте. Мы живем в Тушино». Гармонично вписалась в актерский квартет Христина Шепель, дочь начальника отделения полиции в ее исполнении была убедительна. Не знаю, как насчет вышивания крестиком, только поет героиня Шепель тоже убедительно и душевно.

Под стать спектаклю и оформление сцены: яркое и динамичное. Впрочем, отмечу (субьективно), что с красной рубашкой и красной же косухой Димочки во втором отделении явно перестарались. На фоне красного задника-ковра герой Клименко для зрителя с дальних рядов превращается в говорящую голову.

Надо признать, что Владимир Хрущев заслуженно нарисовал еще одну звездочку на обложку своего режиссерского портфолио. Зритель уже совсем скоро узнает, что в Тольятти появились «Молодые люди». Премьера спектакля пройдет в МДТ 22 ноября, уверен в театре будет аншлаг!

Премьера в Драме: Фанатство — это вопль женского одиночества в преддверии эпохи матриархата

В драме вторая в этом сезоне премьера, и все от приглашенных режиссеров. Веление времени, или все-таки устал непотопляемый Евгений Степанцев? Так или иначе, распространители билетов на премьеру «Фанаток» (пьеса -Родион Белецкий, постановка — Владимир Коломак из Вышнего Волочка Тверской обл) для чужого режиссера не больно-то расстарались, зал был вопреки здешним премьерным аншлагам пустоват.

А вот спектакль, вначале нудно и тяжело катившийся по знакомой дорожке искусственных страстей и остро-актуальной, молодежной якобы темы — о том, как глупо и опасно создавать себе кумира, особенно если ты девушка, — уже под конец вырулил совсем не туда, куда обещали авторы. Благодаря талантливой игре Галины Мельник, которая сумела передать драму трогательно-беззащитной, великодушной, непременно одинокой русской женщины, и поставить ее в центр повествования.

Оставив на периферии главного героя — эстрадного певца, который в исполнении Александра Тетерина был вовсе никаков, играли только его нелепые блескучие и комичные костюмы, да и слава богу (уж так утомительны жуткие эмоциональные истерики, которые этот наверняка достойный, немолодой человек принужден был закатывать в спектаклях Степанцева). Оставив в стороне и его стервозную продюсершу (Светлана Золотарева), и даже трех прочих незадачливых фанаток (в исполнении первых красавиц театра, которые будучи жесткими неудачницами измывались над главной героиней-фанаткой, коей Г. Мельник по роли доводится мамой-милиционеркой).

Так вот. Они вдвоем, мама с дочкой (Светланой Лаптевой), и воссоздали атмосферу реальной гендерной драмы. Которая выглядит элементарно: мужиков нету. Нигде. Никаких, даже завалящих. Поэтому девки бесятся и фанатеют, что не на кого глаз положить. И на сцене и в русской жизни — все та же пустыня и безнадега. Здесь «мушшына» один на шесть баб, да и тот никудышный, даром что зовут его Ихтиандр. Однако ни убогая милицейская форма, ни личная неустроенность, ни отмороженное поведение дочери не вышибет из прекрасной дамы ее женственности и доброты, которая, собственно, и побеждает в этом заведомо проигрышном путешествии ее по жизни. Да заодно и спасает от окончательного озверения покалеченную душу фанатки.

Вот такой идейный и по сути феминистский спектакль, художественные достоинства коего неочевидны, вдруг образовался в репертуаре. (Тут крайне интересно, что драматург и режиссер — оба мужчины). Хотя вряд ли он придется ко двору и в самом театре, и будет по вкусу здешней, падкой до развлечений, публике.


30 мая 2016 г.
http://sterhluki.ru/v-velikih-lukah-na-maloj-stsene-sostoyalas-premera-spektaklya-molodye-lyudi-foto/

В Великих Луках на малой сцене состоялась премьера спектакля «Молодые люди»

Великолукский драматический театр приготовил для своего зрителя сразу два события: открытие новой малой сцены и показ на ней премьерного спектакля «Молодые люди».

Вот уже несколько месяцев историческое здание Великолукского драматического театра закрыто на реконструкцию. Конечно, можно было пойти по самому легкому пути и распустить труппу на полтора года. Но главный режиссёр Павел Сергеев считает, что сидеть, сложа руки — это не их конёк, и актёры продолжают работать. Причем коллективу приходиться выступать в «военно-полевых» условиях, поскольку спектакли проходят на разных репетиционных площадках города — это и ДК Ленинского Комсомола, и ДК имени Ленина… В последнем, кстати, месяц назад вниманию зрителей была представлена премьера – постановка Павла Сергеева «Модный кавалер» по повести Жана-Армана Шарлеманя «Страсти и уловки женской любви». Комедия получилась энергичной, яркой и весёлой, и думаю, непременно запомнилась зрителю.

На этот раз труппа драматического театра приготовила для своего зрителя не менее интересную постановку по современной пьесе «Молодые люди» Родиона Белецкого. Премьера состоялась на малой сцене по улице Энгельса, 13. Как рассказал режиссёр-постановщик премьерной комедии Денис Осинин, при постановке спектакля на новой малой сцене, конечно,  были свои неудобства и трудности, но задача режиссера и художника как раз и состоит в том, чтобы придумывать спектакли в тех реальных условиях, в которых они существуют.

А со стороны зрителя хочется отметить, что зал хоть и небольшой, но тёплая и творческая атмосфера, которая в нём царит, заставляет почувствовать себя как дома — уютно и нет давления большого пространства.

Конечно же, хочется рассказать и о главном «виновнике торжества»… «Молодые люди» — спектакль, на котором молодежь может отдохнуть, а люди постарше — узнать, чем нынче живет «младое племя». В постановке себя мог узнать каждый, ведь сюжет «Молодых людей» достаточно простой и, скажем так, даже обыденный. Эта история, которая могла бы произойти в любом городе и с любым молодым человеком. Спектакль рассказывает зрителям о мужской дружбе и мужском понимании свободы, о женской мудрости и маленьких хитростях судьбы.

Алексей Годин, Евгений Петров и сам Денис Осинин — вот троица, которой любая трудность по плечу. Песню спеть — пожалуйста, изящно пошутить — нате вам, хорошо сыграть — и это запросто. И надо ж было так верно попасть в характер своего героя, что складывается впечатление, будто пьеса писалась именно под этих актеров. Единственная героиня в этом спектакле — Катя (Татьяна Левина) смотрелась не хуже, чем молодые люди. Актрисе досталась роль ненормальной, но любящей женщины.

Довольны премьерой были многие: и те, кто пришел, чтобы вдоволь посмеяться, и те, кому была интересна новая работа театра.

Одним словом, зрителей ожидают масса комичных ситуаций, остроумных реплик и неожиданная развязка в финале.

Наталья Иванова

DSC_0002 DSC_0011 DSC_0016  DSC_0026 DSC_0033 DSC_0034DSC_0041DSC_0017


13 мая 2016 г.
http://prpsk.ru/archives/4729

Новые герои подобны детонаторам — они взрывают реальность

С 13 по 16 апреля в Доме Актера им. Б. Юсуповой вновь прошел очередной семинар-лаборатория в Центре современной драматургии и режиссуры РБ, на котором были представлены пьесы современных уфимских авторов, сценические отрывки, а так же экспериментальный спектакль «Песнь о Трое. Здесь и Сейчас» студентов режиссерского факультета УГИИ им. З. Исмагилова под руководством режиссера Искандера Сакаева и драматурга Владимира Жеребцова. В рамках семинара была запланирована лекция Павла Руднева «Арто и Гротовский. С чего начинается современный театр» и встреча с драматургом Родионом Белецким, который так же присутствовал в коллегии критиков.

Родион Андреевич Белецкий — российский писатель и сценарист, член Союза писателей Москвы и Союза Театральных Деятелей. Его пьесы ставят не только в российских театрах, но и за рубежом. Помимо пьес и прозаических произведений, Р. Белецкий является автором нескольких десятков стихотворений. В его творческой биографии насчитывается около двадцати пяти сценарных проектов. Так же Родион Белецкий — автор и исполнитель песен рок-группы «ZbanD».

После показана спектакля «Песнь о Трое» нам удалось побеседовать с Родионом Андреевичем о тенденциях современной драматургии, о том, каким предстает современный герой и о важнейших задачах драматургическо-режиссерских лабораторий.

 * http://rodionbeletsky.com/ — сайт Родиона Белецкого.

_DSC7878

 Ваша драматургическая деятельность началась достаточно рано?

 Я начал писать пьесы в школе. Учился в театральном классе в первой театральной школе в Москве № 123, в одном классе с Дмитрием Марьяновым, Натальей Щукиной, которые стали очень известными актерами, с Натальей Метлиной, которая стала телеведущей. Мы играли спектакли с шестого класса за деньги, в театре на Красной Пресне на Малой сцене. Театром я занимаюсь с школьных лет. Но так как актером я был не очень хорошим (да и желания заниматься этим у меня тоже не было), то начал постепенно отходить от этого вида искусства.

Но, придя из армии, я все-таки поступил на актерский факультет в ГИТИС, однако уже на тот момент начинал задумываться о чем-то совершенно другом. Одновременно поступил и во ВГИК на сценарный факультет. И выбрал, в результате, именно его. Во время первого сбора в ГИТИСе , помню, мы вышли во двор, и я услышал типичные актерские разговоры, после которых понял, что меня будет ждать абсолютно то же самое, что было и в театральной школе. Тогда я и забрал документы.

Во ВГИКе был маленький курс из девятнадцати человек, из которых закончило обучение только шесть. Я понял, что эта деятельность абсолютно мне подходит и начал активно писать. Постепенно стал профессиональным драматургом.

Активно писать пьесы я начал после выпуска из ВГИКа (это был 1994 год). На последнем курсе я уже работал сценаристом. Параллельно начал писать пьесы, потому что мне некуда было давать полнометражные сценарии, их никто не стал бы тогда читать. Однако, я примерно знал, куда можно отнести пьесы и каким образом их продвинуть. Я написал несколько пьес, из которых вторая по счету «Молодые люди» была поставлена на театральной сцене.

Профессия сценариста помогает мне зарабатывать деньги. А театр – это область любви. Часто я отдаю пьесы бесплатно или за какую-то небольшую сумму. Стараюсь договариваться с театром, чтобы пьеса в любом случае дошла до постановки. Я знаю драматургов, которые вынуждены ставить очень жесткие условия театрам и это приводит к тому, что пьесу отказываются брать.

У меня большая семья, трое детей. Я постоянно занят сценарной работой и, может быть, потому написал меньше пьес, чем хотелось бы. Но на каждую пьесу у меня уходит большое количество времени — около года. Последняя пьеса не исключение. Она называется «Красное море».

Распространением своих пьес я всегда занимался сам. Шесть лет назад меня позвали в журнал «Современная драматургия», где я регулярно публиковал пьесы. Сначала был заведующим отдела драматургии, а сейчас работаю заместителем главного редактора. Наша редакция — это три человека, поэтому заместителем стать не сложно. Я занимаюсь редакторской работой и считаю плюсом данной работы то, что приходится читать очень много пьес. Это очень полезно для драматурга, я считаю. Я немного знаю английский и редактирую иностранные пьесы, сверяясь с оригиналом. В «Современной драматургии» мы публикуем по возможности самые лучшие мировые новинки. Иностранные пьесы, как правило, получаем от переводчиков. У нас множество дружественных переводчиков с французского, английского, итальянского, шведского и т.д. Чаще всего переводчик в России становится соавтором и агентом, так или иначе влияя на продвижение пьесы. Наш журнал тоже выступает неким агентом, который старается положительно повлиять на дальнейшую судьбу пьесы. Девяносто процентов публикуемых пьес ставится, так что наш журнал является прямым «предложением» для современного театра.

Например, пьеса «Жанна», которая есть на афише вашего Башкирского театра, была напечатана у нас. Ярослава Пулинович публикуется у нас, так же как и Юрий Поляков, или наш (и ваш) любимейший и талантливейший Владимир Жеребцов, от которого лично я в восторге как от автора, так и от человека. Последняя пьеса «Пикничок» или, например, «Памятник» — это замечательные и профессиональные работы.

Как редактор значительного театрального журнала скажите, какое сейчас время переживает современная драматургия?

Некоторые режиссеры, которые ничего не хотят ставить, говорят, что современной драматургии нет. Но на самом деле современная драматургия всегда была в порядке. Если кто-то скажет вам, что ее нет, то просто вставайте и уходите. Скажите, «Вы, уважаемый мой, невежда и ничего не читаете». Стоит его попросить назвать хотя бы трех драматургов, как он вам ответит: «Да мне это неинтересно и вообще ничего такого нет». Такая позиция, к сожалению, встречается часто.

У нас есть очень сильные «середняки». Платформа для настоящего «взрыва» у нас очень скоро появится. Возникнет пьеса такая, как, например, «Прошлым летом в Чулимске» или «Старший сын». Чувствую, что скоро будет прорыв, потому что у нас образовалась плодородная почва, на которой уже есть очень много крепких «средних» драматургов. За последние три года я замечаю очень много качественной женской драматургии. У них больше времени, они аккуратно относятся к текстам, они пробуют себя в разных темах и жанрах. Крепкой женской драматургии сейчас очень много. Например, та же Ярослава Пулинович, Наталья Мошина, Любовь Стрижак, Юлия Тупикина, Анна Береза,  Мария Огнева и т. д.

Признаться, одну пьесу из этой лаборатории я собираюсь увести в журнал и показать ее главному редактору.

_DSC7882

Насколько широк тематический круг современных пьес? Наверняка вы наблюдаете некие общие тенденции.

 За последнее время стал наблюдаться некий уход от реальности. Появляются фантастические истории и вымышленные миры. Создается ощущение, что реальность слишком тяжела.

Думаю, это связано с раздвоенным сознанием современного человека…

 И с тем, что происходит вокруг него. Страна и весь мир переживают достаточно тяжелый период. Мало, кто из правителей может справиться с этим, а драматурги тем более начинают понемногу уходить от всех этих проблем. Много молодежных или семейных историй. Но в целом, все идет как обычно. Есть хорошие пьесы, есть плохие или средние, есть те, которые нуждаются в доработке. Мои личные ощущения и ощущения редактора Андрея Ростиславовича Волчанского, а так же многих других людей, которые связаны с этой деятельностью, таковы, что девяносто процентов пьес не только не поставлены, сколько толком не прочитаны. Есть режиссеры, которые интересуются современной пьесой. Но, как говорит невеста у Чехова, «они больше себя показать хочут». И не удосуживаются внимательно прочитать тексты, которые драматурги пишут годами, выверяя каждое слово.

Ситуация везде одинаковая. Например, в Америке драматургу так же нелегко пробиться на большую сцену. Например, знаю историю одной пьесы, которая шла до Бродвея семь лет, через постановки в маленьких театрах.

_DSC7922

В ваших пьесах присутствует ГЕРОЙ без имени. А каким сегодня драматургия видит современного героя? Существуют мнение, что в настоящий момент говорить о его определенности не приходится…

Да, в пьесе «Разговор, которого не было» ГЕРОЙ — это автор, то есть я сам.

Если же смотреть в общем на современные пьесы, то я, примерно, вижу в целом два типа героев. Первый тип — это некий молодой неврастеник, который близок к какому-то кризису или даже самоубийству. Он молод, но несмотря на это очень тяжело воспринимает окружающую реальность. Второй тип — это сильная женщина. Постсоветское пространство России полно сильных женщин, которые способны выжить без мужчин. Как, например, героиня пьесы «Жанна».  Есть образы очень жестких матерей и бабушек. То есть женщины переняли мужские качества. И жизнь наша действительно полна таких типов. Драматурги стараются переносить это в тексты. Тот и другой тип — это бесконечный источник конфликта. Новые герои подобны детонаторам — они взрывают реальность.

Какова природа драматического конфликта современной пьесы и сложно ли ее определить?

Драматурги берут разные краски из жзни — это столкновение со средой, с близкими людьми, столкновения на межполовой почве, конфликты между  мужчинами и женщинами… Эти конфликты вечные и ничего нового, по сути, не придумано.

Но драматург отображает реальность или преображает ее?

 Смотря какой драматург. Бывает и так и эдак. Бывает по-разному. Бывает как в пьесе Петра Гладилина: муж уходит от жены к молодой, вдруг оживает подставка для обуви и говорит: «Стойте, вы в первый раз занимались на мне любовью. Вы не можете разойтись». Здесь и раскрепощение и фантазия в одном флаконе. В этом смысле у театра больше возможностей. Ты можешь стать земляным червяком, а потом вдруг Александром Невским и все это произойдет в одну секунду.

В чем кроются особенности или, быть может, недостатки работ нынешних участников Семинара-лаборатории?

Я приехал сюда, не чтобы «махать указкой» и выполнять роль учителя. (смеется) У ваших драматургов очень много национального. Они подсознательно чувствуют то, что здесь нравится аудитории. Они пытаются рассказать местные истории, но при этом стараются выходить за определенные рамки, говорить о чем-то общем. На мой взгляд, они достаточно перспективные (по крайней мере, большая часть). Им стоит писать и работать. Но это очень тяжелый труд, нужно к нему приспособиться и набраться терпения.

Нужно дождаться успеха. Можно сойти с дистанции, не дождавшись его. Я знаю одного драматурга, который первый раз был поставлен в сорок лет. Он писал с двадцати лет. Все это время он не знал успеха, истощился, истомился, превратился в неврастеника, в человека, который не уверен в своих силах, который несколько раз менял псевдонимы. Бог дает каждому свой момент. И, видимо, тогда специально не давал ему этого успеха. Но после увиденной пьесы на сцене тот драматург расцвел.

Я всем желаю успеха, потому что он действует как живительная вода. Один успех в жизни будет напоминанием и топливом, которое поможет работать дальше. Очень важно, чтобы рядом с тобой были твои близкие, твоя семья.

Столичная драматургия заметно отличается от драматургии провинциальной?

 Не отличается. Я знаю много хорошо скроенных московских пьес. И тут приходит, например, Владимир Жеребцов и публикует свой небольшой текст на трех человек, то он сразу отметает всех столичных драматургов в сторону, без всяких вопросов. Есть, например, один драматург, который живет в Германии. Сергей Руббе. Он написал пьесу «Жульетта». По большому счету, он вообще не видел жизни в России, но написал невероятную историю, которая после публикации была поставлена сразу в трех театрах. Так что этот вопрос не зависит ни от каких факторов. Это зависит только от человека, который пишет текст. В редакцию прислал пьесу молодой человек двадцати семи лет, работающий в Тушино в местной газете, которого мы затем пригласили в редакцию. Его звали Олжас Жанайдаров, пьесу которого так же поставили сразу после публикации. Теперь, вот, его пьеса идет в Уфе.

Я не знаю, отчего все это зависит. Наверное, как в Библии сказано, «дух гуляет, где хочет». Драматург может быть каким-то образом связан с театром, быть в этой «тусовке», но режиссеры и сами театры почему-то отказываются их ставить и все. Как говорит мой главный редактор: «Есть как бы пьесы». В них есть все, что полагается, и диалог и список действующих лиц, но пьеса «не работает», она мертва. Пьеса, мне кажется, это не разговоры, а изобретенная драматическая ситуация, похожая на колесо. Либо оно едет, либо нет. Диалог — это последнее дело.

_DSC7935

Если ранее художественная концепция режиссера, в основном, строилась вокруг драматического текста, то теперь его функции выполняют и другие сценические составляющие, такие как сценография, музыка, свет и т. д. Возможно ли, что драматургия в скором времени окончательно потеряет главенствующие позиции или вовсе окажется ненужной современному театру?

Расхождения, не понимание между режиссером и драматургом есть всегда. И это, конечно, плохо. Но это не значит, что пьесы исчезнут и тексты драматургов перестанут ставить. Вдруг появляется такая пьеса, как, например, как «Август: графство Осейдж» Трейси Леттса. Семейная история, достаточно непростая, и сотни режиссеров бросаются переносить её на сцену.

Это как ситуация с книгой, которая, кажется, теряет свои позиции и «умирает». И вдруг появляется, что-то на подобии «Гарри Поттера» и все вдруг начинают это читать. Да, сейчас театральные режиссеры могут обойтись без драматургии. Но они к ней обязательно вернутся, так как все развивается волнообразно.

У Ханса Тиса Лемана традиционная «драма» представляет собой иллюзию, которая между тем рисует представление мира, некую «тотальность». «Постдрама» включает в себя синтез различных форм, понятий, стилей. Что же такое «постдраматическая» пьеса и есть ли она в нашей стране? Вот, например, один из участников так же представил вниманию нашей коллегии постдраму…

 Вообще, с этим вопросом надо обращаться к Павлу (Павел Руднев — Э.Е.). Постравматическое, «постдраматическое»… С этими терминами я не очень дружу. У нас много всего есть, разные пьесы, жанры, и прочее-прочее. Нет, к сожалению, возможности поработать драматургам и режиссерам в одной команде, как это проходит здесь, на семинаре. Режиссеры драматургам не доверяют, не хотят допускать до сцены. Если бы у каждого из драматургов была бы возможность плотнее работать с театрами, если бы, как в Швеции и Финляндии, их нанимали в качестве завлитов, то их пьесы ставили бы регулярно. Отсутствует связка между театрами и пишущими людьми. Нужно, чтобы драматурги вошли в профессиональный мир театра и не боялись его. Хорошо бы, чтобы и режиссеры пошли им навстречу. Достаточно всего двух шагов навстречу друг другу. И профессиональный уровень и тех и других сразу бы поднялся. Талантами наша страна не бедна.

В театральных кругах обычно говорят, что театровед «знает, как написать пьесу, но сам этого сделать не может». Так ли это на самом деле? Павел Руднев, например, всегда говорит, что драматург должен быть и театроведом тоже…

 Да, конечно, нужно много смотреть спектаклей и читать пьес. Например, в пьесе у одного из участников семинара встретилась завязка в духе испанской пьесы XVII века. «Я муж. Я жду твою жену». «Где моя жена? Наверное, она мне изменяет». Так происходит оттого, что драматург ничего, кроме Мольера не читал. Поэтому драматург невольно ориентировался на Мольера.

Сейчас драматург вынужден конкурировать с кино. Это сложно. Человек складывает бумажный кораблик, в тот момент, когда его конкуренты, образно говоря, строят лайнеры. И тогда он удивляется: «Почему меня не замечают критики? Почему меня не ставят?». «Потому что ты сложил бумажный кораблик», — вот весь ответ.

_DSC7921

Беседовала Екатерина Эделева

Фото Виктория Беляева

5 мая 2016 г.
Драматический театр открывает малую сцену

Как сообщают в великолукском драматическом театре, специально для жителей и гостей города и Великолукского района открывается малая сцена. Премьера первого спектакля на новом месте состоится 19, 20 и 25 мая в 18:00. Любители театра увидят комедийную постановку «Молодые люди» Родиона Белецкого.

Напомним, что в связи с ремонтом великолукский театр переехал в дом №13 на улице Энгельса.

Цена билета: 200 рублей, Заказать и приобрести билеты, узнать подробную информацию можно по телефонам: 3-72-36, +7 911 365 02 51.

ml

24 апреля 2016 г.

Московские актеры восстановят в Сургутском театре комедию «Молодые люди»

Ностальжи-комедия «Молодые люди» 8 и 9 мая вернется на сцену Сургутского музыкально-драматического театра: как сообщили в пресс-службе, одну из первых работ режиссера Владимира Матийченко восстановят актеры из Москвы.

mlpostar

12 марта 2016 г.
В Костромской колонии состоялась премьера спектакля
ufsin_100316_spektakl

Спектакль под названием «Капитанская дочка. 21 век» — новая постановка театральной студии «Вдохновение», которая уже много лет успешно действует в женской колонии № 3.

В оригинальной версии это произведение Родиона Белецкого и называется «Молодые люди». В его сюжете история о том, как трое молодых людей решают пригласить к себе в гости молодую девушку и, позвонив случайно не по тому номеру, встречаются с девушкой что называется «с характером». Она не только смогла перевернуть их жизненные устои, но и женить одного из юношей на себе.

Премьеру в колонии ждали, поэтому в зрительном зале не было свободных мест. Женщины от души смеялись, аплодировали артисткам и благодарили за подаренное весеннее настроение: «Девочки такие молодцы, мы как будто в театр в женский праздник сходили».

Сами актеры тоже остались довольны своей игрой. «Всегда тяжело играть мужские роли, но у нас получилось, и мы смогли передать их характер и манеры общения с женщинами»,- делится впечатлениями одна из участниц студии Галина.

«Каждая новая премьера студии «Вдохновение» – это событие для всех осужденных в колонии, как для зрителей, так и для артистов, костюмеров и декораторов. Мы только поддерживаем их положительные начинания. Ведь все они непрофессионалы, и о своих талантах большинство узнали, оказавшись в местах лишения свободы.

Надеемся, что за период отбывания наказания они раскроют в себе еще множество способностей, и оказавшись на свободе не найдут свободного времени на дурные поступки, начнут новую интересную жизнь», — прокомментировала заместитель начальника колонии Елена Дмуховская.

http://events44.ru/news/7454

31 октября 2015 г.

Драматурги Ксения Драгунская, Олжас Жанайдаров и Родион Белецкий представляют свои пьесы в Нью Йорке»>Драматурги Ксения Драгунская, Олжас Жанайдаров и Родион Белецкий представляют свои пьесы в Нью Йорке

Russia/United States Translation Exchange

Одесская интернет газета «Порт-Франко»
Номер 41 (1286), 30.10.2015

Театр «На Чайной» приготовил для своих поклонников новый праздник — состоялась премьера спектакля по пьесе российского драматурга Родиона Белецкого «Разговор, которого не было». Жанр представления — трагикомедия. А вот название спектакля, решил режиссер Олег Шевчук, отнюдь не обязательно должно совпадать с авторским названием пьесы. В театре совещались по этому поводу и приняли решение: «Главное, когда».

Метадраматические конструкции в пьесе Р.А. Белецкого «Свободное телевидение», Цыкунова Оксана Сергеевна («Язык. Культура. Коммуникации», № 1 (2014))

1 августа
«Наша улица», ежемесячный литературный журнал
Юрий Кувалдин, «Всесильный Родион Белецкий», эссе

Родион Белецкий на мир смотрит глазами ребёнка и складывает слова, как кубики. Он пишет в духе самиздата, где только и рождалась настоящая поэзия. Он действует очень спонтанно, действует без всяких намерений. Белецкому просто хочется писать, и он пишет… Свободно и просто, ибо знает, что прямые мысли убивают искусство. В какую сторону зовет слово, в том направлении и крутится мысль, ибо она состоит из слов. Поэзии нужен экспромт:

Встал.
Перекрестился.
Пожалел, что женился.
Трогал зубы языком
Около получаса.
Представлял себя стариком,
Потом учеником третьего класса.

Умение балансировать на грани низкого и высшего — отличает мастера поэзии от «наборщиков готового смысла» (Мандельштам). Белецкий словно говорит: сотвори меня поэзия! Не тело формирует слово, но Слово выводит тело в поэтические выси. Ему не терпится в заливы букв нырять нетерпеливо.

На что же ты злишься? На то, что живой?
На то, что натура убога?
Шипишь, проклинаешь, трясешь головой…
У Бога терпения много.

Бог терпелив, если ты вспомнишь, что сконструирован по образу и подобию. Стало быть, сам себя обучаешь терпению, обнаружив в себе необычайную божественную всесильность. Родион Белецкий пишет без труда, шутя и играя, от этого получается невероятная теплота его строк. В Белецком видится мне ясная свобода. Он умеет делать строки без подпорок авторитетов, не ходить на костылях чужих мыслей. В этом есть самостоятельность, заключающаяся в том, чтобы создать свой мир, единственный и неповторимый: для этого всю жизнь нужно писать изо дня в день, чтобы написать что-либо путное.

ЖИЗНЬ ПИСАТЕЛЯ

Писатель встал, болит спина.
Не написал он ни хрена.
Герои как из воска:
Два-три тупых обсоска.

А жизнь писателя проста:
За сутки три, ну, два листа.
Так, некое изделие,
Чтоб оправдать безделье.

Да что же ты за человек!
Успехи мелкие коллег
В уме перебираешь,
От ревности сгораешь.

И, бинго! Попадаешь в ад.
Твои герои там галдят,
И сиры и убоги.
Один из них, в итоге.

Родион идёт с топором нового стиха под подкладкой пальто к старушке советской разрешенной «поэзии», чтобы замочить её раз и навсегда. Переживания, нервозность, всевозможные жизненные драмы и трагедии закаляют художника. И я уверен, что именно подобные качества Родиона Белецкого являются ключом к сердцу читателя, которому кажется, что всё подобное происходит с ним. Надо постоянно помнить, что на каждое твое действие уже заготовлены всевозможные, даже изощрённые препятствия. Вот и сам Гаврила Романович откашлялся, поправил голубой бант на шее и негромко начал: «Я связь миров, повсюду сущих…» Ты сам себе и царь, и раб, ты персонаж своих открытий, ты в отражении зеркал раба Державина: — так царствуй!

И не сказать, чтобы я был расстроен
Новая музыка, надо плясать.
Ты точно так же нехитро устроен,
Если писатель, надо писать.

Хитрость заключается в том, что пишут многие, а поэтами становятся единицы, хотя большинству людей кажется, что это так просто — писать, а в рифму даже веселее. Каждый школьник свободно рифмует «галку с палкой». На этом «творчество» стихает, жизнь заедает и съедает. Родион обречён быть поэтом всей жизни.

Обречен! Обречен! Обречен! Обречен!
Целый мир в этом слове опять заключен.
— Просыпайтесь! Приехали, сони!
— Где мы, дядя?
— Мы с вами в Херсоне.

Но вот и с Богом повидались в великом городе Херсоне, не подпавшим под запрет ненормативной лексики. Белецкий видит далеко из простоты своих открытий.

«Наша улица” №177 (8) август 2014