Статья в журнале «Знамя»

«Знамя» 2015, №7

Родион Белецкий

О нескольких театральных событиях 2014-го – начала 2015-го

Юбилейный фестиваль «Любимовка — 2014»

Скупыми строками пресс-релиза, «Любимовка» — это независимый некоммерческий коллективный проект российских драматургов, основанный в начале девяностых годов прошлого века. На самом деле это ежегодная кузница, плавильня кадров, прежде всего драматургических. Очень немногие популярные, действующие ныне драматурги могут сказать, что не имеют к «Любимовке» никакого отношения. «Любимовку» ругают, обвиняют в местечковости, предвзятости, однобокой тематической направленности, но и в этом году, как и прежде, среди финалистов несколько по-наcтоящему талантливых текстов, которые обязательно «выскочат» на афишах театров. Например, пьесы Михаила Башкирова и Виталия Ченского.

Международный конкурс современной драматургии имени В.С. Розова

Прошедший конкурс имени Розова не принес больших сенсаций. Уж очень разномастной оказалась компания отборщиков. Тянули одеяло в разные стороны — и результат голосования обескуражил. Как ни крути, каждый год появляется несколько значительных пьес, в ценности которых сходятся театральные люди. Именно эти тексты оживают на сценах российских театров. В данном конкурсе фаворитов не заметили, они не вошли в шорт-лист, и, по нашему мнению, несправедливо. Единственный текст, которому удалось добраться до финала и, благодаря председателю конкурса А.В. Бородуну, до сцены РАМТ, — это «Игры на крыше старой мельницы» Биймурзы Мантаева. Неторопливая, красивая восточная притча. Поздравляем театр и автора.

Джузеппе Верди. Опера «Аида», режиссер Питер Штайн. (Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко)

Спектакль аскетичный, очень энергичный, полный эмоций. Декорации в стиле Роберта Уилсона, четкие линии, трафареты на фоне ярких задников. Только в четвертом действии этот принцип нарушен: и подземелье, где заточен Радамес, и второй этаж над ним полны явной бутафорией. Благодаря некоторой скупости оформления внимание прочно фокусируется на солистах, которые, надо заметить, очень стараются. Знаменитый триумфальный марш вызвал оживление и смешки в зале, потому что очень скоро стало понятно, что воины ходят по кругу, торопясь успеть на сцену из-за кулис.

Тем не менее Питеру Штайну удалось рассказать волнующую историю эфиопской рабыни без сложных толкований и переосмыслений. Жила-была бедная девушка, и полюбила она, на свою беду…

Уильям Шекспир. «Гамлет». Театр «Глобус»

В рамках программы Международного театрального фестиваля им. Чехова театр «Глобус» привез на суд московской публики трагедию Уильяма Шекспира «Гамлет». Играли спектакль в театре Маяковского два дня подряд. Общий свет, вместо декораций выгородка, артисты ввосьмером лихо, за два часа, разыграли бессмерт­ный сюжет, исполняя по нескольку ролей. Чернокожий Гамлет произнес «Быть или не быть?» куда-то в потолок и оставил рыдать восточного типа Офелию. Режиссеры — их у спектакля двое — поставили задачу создать полит­коррект­ный спектакль времен Барда, без света, фонограммы и спецэффектов. Задачу они выполнили, но лица хорошо подготовленных, но лишенных индивидуальности артистов сливались в одно.

Саша Денисова. «Пыльный день». Центр драматургии и режиссуры

Неровная, словно спотыкающаяся, но очень трогательная история одной старой компании, в которой личные отношения переплелись и давно запутались. Герои в поисках пикника идут в произвольно выбранном направлении, выясняя (на самом деле еще более запутывая) отношения.

Режиссер-драматург дорожит словом и часто надеется на артистов. Саша Денисова выступает в двух ролях и дает артистам большую свободу. Артисты ее не подводят, исключая случаи, когда слишком увлекаются на сцене собой. В роли писательницы-блогера по кличке Папирус солирует Арина Маракулина. Из спектакля «Пыльный день» артисты почти в полном составе перекочевали в спектакль Театра Doc. «Зажги мой огонь», который заслуженно получил «Золотую маску».

Николай Гоголь. «Ревизор. 1835» Театр «АпАрте»

Не самый популярный московский театр, который, безусловно, стоит посетить. Здесь, с момента основания театра, работает недооцененный критикой режиссер Андрей Любимов. Однофамилец основателя Театра на Таганке с самых своих ранних спектаклей, еще в Театре на Красной Пресне, соединяет яркое зрелище и серьезную работу с актерами. Театралы помнят нашумевший спектакль «Собачье сердце» в театре «Группа Граждан». Набравшись опыта, преодолев студийность, Любимов для каждого своего спектакля находит уникальное решение. Для этой постановки он берет раннюю редакцию знаменитой пьесы Гоголя и намеренно уходит от сатиры и гротеска. Неожиданно теплой получается вечная история заезжего плута. Городничий в исполнении Ивана Сигорских скорее философ, нежели перепуганный взяточник.

Мефисто. История одной карьеры. По роману Клауса Манна. Режиссер Адольф Шапиро. МХТ им. Чехова

История успешной артистической карьеры времен Третьего рейха. Хендрик Хефген (Алексей Кравченко) — беззаботный, розовощекий артист, который старается жить искусством и не замечать того, что происходит за стенами театра. В итоге он приходится ко двору и новая власть делает его директором театра, а после не без удовольствия вытирает об него ноги. В спектакле слишком много политики. Адольф Шапиро, кажется, вспомнил советские времена, и артисты бросают в зал злободневные реплики с доперестроечной отвагой, забывая, видимо, что за это им ничего не будет. Алексей Кравченко украшает спектакль, но петь ему все же не стоит. Голос — инструмент артиста. Им Алексей владеет вроде бы умело, но появляется Николай Чиндяйкин в роли Генерала — голос последнего звучит не в пример увереннее. Другие звезды (а в МХТ их немало), Станислав Любшин и Юлия Снигирь, играют ровно, словно тянут одну важную ноту. Каждая сцена старательно решена и подробно проработана. Труппа артистов, окружающих Хендрика, резво выскакивающих из-за разноцветных кулис, словно подталкивает главного героя к пропасти. Обнаженная и от этого кажущаяся огромной коробка сцены во втором действии, из которой в зрительный зал веет холодом. Убийства близких Хендрика, которые происходят за кулисами, и черно-белое кино на занавесе, в котором герой в образе тореадора встает перед быком на колени и умирает на песке в картинной позе.

Йеппе-с-горы. Людвиг Хольберг. Глеб Черепанов. Театр-студия под руководством О. Табакова

Горький пьяница Йеппе-с-горы (Сергей Беляев), человек, говорящий сам с собой и оправдывающий любой свой, самый некрасивый, поступок, идет на базар по приказу беспощадной жены. (Если бы я мог описать, как смешно, но без намека на комикование, играет жену Роза Хайруллина. Но перо выпадает из моих пальцев, остается только восхищение.) Барон с выбеленным лицом и шайка его безнравственных слуг подбирают упившегося Йеппе, наряжают его в аристократа и переносят во дворец. Очнувшись, Йеппе обнаруживает свою недобрую сущность и начинает раздавать жестокие приказы направо и налево. До тех пор, пока снова не падает замертво и не просыпается вдругорядь в хлеву, где ему и положено быть. Дальше суд и театральное повешение. Позор тебе, бродяга Йеппе! Мораль сей басни односложна и сомнительна. Выходит дело, не место мужику среди господ с его грязной рожей. Если не задумываться о морали и о том, зачем режиссер Глеб Черепанов и театр Табакова поставили эту достойную, старинную пьесу, развлечение получилось вполне привлекательным для столичного зрителя. Сергей Беляев играет пьяного, имея в актерской палитре все цвета, от легкого подпития до тяжелейшего бодуна. Заметно, однако, что и он и его партнеры лишь изредка заглядывают в режиссерскую партитуру. Их несет от поворота до поворота сюжета. К счастью, у артистов получается вовремя остановиться. Оформление в стиле Брейгеля, песчаные картины на заднике — все это по делу. Лишними показались пантомимы в крохотном фойе театра до начала спектакля и в антракте. К содержанию они ничего не добавляют, а времени отнимают много, да и в буфет, честно говоря, пройти нет никакой возможности.

http://magazines.russ.ru/znamia/2015/7/18b.html

Статья в журнале «Знамя»: Один комментарий

  1. Уведомление: Архив новостей | Родион Белецкий

Комментарии запрещены.