Овцы и китайский массажист

Удар в грудь разбудил Песелева.

— Это жена, — подумал он сквозь сон. Медленно открыл глаза. Увидел перед собой недовольное лицо супруги.

— С меня хватит!

— Что такое?

— А ты посмотри, посмотри вокруг.

Песелев обвел глазами комнату. При свете ночной лампы было видно, что в спальне появилось небольшое стадо овец. Запах так же давал об этом знать. Овцы ничего особенного не делали. Просто стояли. Время от времени какая-то из них открывала рот, и раздавался звук, идущий откуда-то из утробы. Блестели овечьи глаза, тихо падали на пол какашки.

— Что на этот раз? – жена была готова стукнуть его уже чем-то тяжелым.

Песелев покряхтел, покряхтел, а затем сказал негромко:

— Извини, я овец считал на ночь. Чтобы заснуть. Здесь, кстати, не все. По-моему, я больше насчитал.

— Ты что, издеваешься? Да они везде. По всей квартире.

— Ну, извини, – Песелеву и правда было стыдно.

— Короче, делай, что хочешь. Меня это достало.

— Да ладно тебе, — попытался успокоить супругу Песелев. – Утром они исчезнут.

Но жена не хотела утром. Она хотела немедленно, прямо сейчас.

— Но это невозможно, – Песелев понял, что окончательно проснулся. Теперь уже не уснуть. Считать овец он бы уже не рискнул.

— Ты меня не понял, — не унималась жена. – Я хочу, чтобы это навсегда прекратилось. Эти китайские массажисты, мама твоя, которая до утра здесь торчала, вздыхала, как корова…

— Маму мою не трогай.

Песелев был не виноват, что ему приснилась мама с грустными глазами.

— И потом креветки в чесночном соусе тебе понравились. Ведь понравились же?

Этого жена отрицать не могла. Огромное блюдо креветок в остром соусе приснилось однажды Песелеву. Он силой заставил себя проснуться, разбудил жену. Они за несколько минут умяли креветок, а после от них обоих пахло чесноком. Правда, после появления китайского массажиста, жена перестала мириться со странной особенностью организма своего мужа. Китаец возник в сновидении Песелева ниоткуда. В жизни с подобными типами он не сталкивался. Маленький, улыбчивый тихо подкрался к спящей Ларисе и попытался сделать ей массаж ног. Жена заорала так, что люди в доме напротив стали включать в квартирах свет. После этого неделю Лариса спала на кухне. Только все стало забываться, как назло появляются эти уродские овцы.

— Заканчивай, хватит, — говорила Лариса твердо. – Я этого больше не выдержу.

— Как ты себе это представляешь? Я же не могу не спать. Я умру, — Песелеву стало себя очень жалко. – Я читал, от бессонницы умирают. Давай, может, спать в разных местах?

— Они везде, эти овцы.

— Прогоним овец.

— Ты, наверное, плохо понимаешь, – Лариса говорила с мужем, как учительница со школьником. – Если еще кто-нибудь или что-нибудь появится, я уйду.

Смерть или развод – отличный выбор.

Жена накрылась с головой, а Песелев отправился выгонять овец из квартиры на лестничную площадку.

После он курил на кухне, пытался что-нибудь придумать. Если бы он только мог усилием воли заставить себя видеть во сне то, что ему действительно было нужно. Такое получилось у него всего один раз. Тогда, собственно, и обнаружился его необычный дар.

Однажды, когда Песелев учился на последнем курсе института, преподавательница ворвалась в класс, уронила очки и заявила, что те, кто хочет поехать во Францию по обмену, должны срочно принести загранпаспорта.

— Завтра последний день. Все слышали?

Слышали все, но не у всех были паспорта. У Песелева не было. А он хотел во Францию, очень хотел.

Выйдя из института, проклял себя за то, что не удосужился сделать паспорт. Дома поругался с родителями за то, что они не заставили его сходить в ОВИР. До самой ночи клял себя и сильно страдал от невозможности что-либо предпринять. С трудом уснул. А ночью Песелеву приснился загранпаспорт – красный и красивый.

Утром, подминая под себя подушку, Песелев наткнулся на посторонний предмет. Это был желанный паспорт с печатью, с фотографией, номером – все, как положено. Странно, тогда он почти не удивился. Это было так естественно. Желание стало реальностью. Что тут такого? Это часто случается.

Песелев съездил во Францию с новым документом. На границе волшебного происхождения паспорта не заметили. Пропустили, как миленькие. В этой загранпоездке Песелев и познакомился со своей будущей женой Ларисой. В институте он видел ее пару раз, но особенного внимания не обратил. А тут пригляделся и понял – она ему нравится. В женщинах Песелева почему-то подкупала властность, твердость характера и наличие собственного мнения по любому вопросу. Окончательно Песелев сошелся с Ларисой после посещения музея Пикассо. Они вместе ходили, обсуждали картины. Решили, что под конец жизни Пикассо стал совершенным маразматиком и начал рисовать всякую фигню.

А вечером Песелев рассказал Ларисе о своей странной особенности. Она ему не очень-то поверила, но в постель к себе пустила. Потом, конечно, она убедилась, что все это – правда. Еще бы она не поверила, когда в последнюю ночь пребывания в Париже Песелеву приснилась здоровенная снежная баба. Лариса ее сфотографировала, а после они по частям перетаскали снеговика в ванну и растопили его горячей водой из душа. Акции Песелева после этого случая поднялись очень высоко. В глазах Ларисы он стал чуть ли не волшебником. Заинтригованная, она легко согласилась выйти за Песелева замуж.

Первое время Лариса специально просыпалась ночью, чтобы увидеть, что появилось на этот раз. Потом стала относиться к материализации снов гораздо спокойнее. Через какое-то время все это стало ее раздражать. А теперь вот их семейная жизнь оказалась под угрозой. Песелев не желал терять Ларису. Она следила за его гардеробом, и потом он любил ее. Избавиться от сомнительного дара он тоже был не в силах. Невозможно усилием воли излечиться от ветрянки. Надо было попробовать внушить себе нужный сон. Песелев напрягся. Ему нужны были «Битлз». «Битлз» бы его спасли. Лариса обожала их музыку. Особенно «Penny Lane». Песелев представил себе: он будит жену, и та сквозь сон слышит, как Маккартни говорит: «Penny Lane for Larissa». И «Битлз» играет в их комнате. Соседи, еще не забывшие овечьего блеяния, сходят с ума, а «Битлз» все играют и играют…

Следующий день Песелева любой англо говорящий парень назвал бы «Beatles day». Песелев с утра до вечера слушал песни «Битлз». В Интернете он посетил сайт любителей группы, где говорилось, что Джон Леннон имел русские корни. Песелев начал было читать книгу, в которой автор убедительно доказывал, что Маккартни погиб в автомобильной катастрофе. Но очень скоро Песелев отложил эту книгу в сторону. Он сообразил, что если Лариса ночью возле своей кровати обнаружит безголового Пола Маккартни, сердце ее может не выдержать. Песелев весь день заставлял себя думать только о «Битлз», чтобы ночью они явились во всей красе. В какой-то момент ему даже захотелось стать Ринго Старром. Только выше ростом и симпатичнее. Ближе к вечеру думы о «Битлз» сменились думами о Ларисе. Что он будет делать, если она уйдет? Сможет ли он вообще жить после этого? Песелев решил, что сможет, но это будет трагическая жизнь. Два года они вместе, а он уже не в состоянии представить себя отдельно от супруги. Они даже зубы по вечерам чистят вместе.

Этим вечером Песелев никак не мог уснуть. Хотел было принять снотворное, но одумался. Пропустить концерт «Битлз» было бы глупо.

Во сне люди преображаются, вернее, становятся проще и естественнее. Именно ночью можно увидеть реальное лицо человека. Во сне Лариса вела себя очень грациозно. К примеру, она, лежа на спине, вытягивала руку перпендикулярно кровати, другой рукой она изящно чесала сгиб вытянутой руки, а после медленно и красиво, как балерина, опускала руки на одеяло. Через какое-то время это повторялось, но уже с другой рукой. Про себя Песелев знал только, что он всегда спал на животе, что губки у него во сне были бантиком, и что изредка он взбрыкивал ногами. Должно быть, сказывалось дневное напряжение.

Песелев наблюдал за спящей Ларисой и все яснее понимал, какое все-таки сокровище ему досталось. Готовить не умеет, зато умная. Не особенно красивая (мужики не пристают), зато, когда надо, очень эффектная. Время от времени скандалит с ним безо всякого повода, зато при людях посторонних тиха, вежлива, всегда поддакивает Песелеву и нежно целует его в макушку.

Песелев укрылся одеялом с головой. Уснуть надо было хитро, чтобы не потерять над собой контроль и в случае нежелательного сновидения немедленно пробудиться. Песелев никак не мог должным образом расслабиться. Приближение сна он чувствовал по далеким звукам нестройной музыки, которые возникали в его голове. Словно пьяный оркестр дул в трубы. Инструменты догоняли и перегоняли друг друга, и кто-то в оркестре то и дело ронял тарелки. Музыка начинала стихать, и далее это было словно погружение в темную воду. Затем занудный звук – как будто включили сломанный телевизор. Он уже не работает, но еще не погиб. После смазанная рябь мелких белых запятых на черном фоне. После – белые и черные клетки, как на шахматной доске.

«Шахматы можно выбросить, — подумал Песелев во сне. – Это просто делается». Далее – снова пусто, и гул, похожий на тот, который слышит водолаз, когда прямо над ним проплывает моторный катер.

Затем Песелева словно затянуло в трубу и понесло куда-то вниз и вправо. Он обрадовался тому, что ему грозит лишь сон без сновидений. Потому что, судя по всему, так оно и должно было быть. Но тут в глубине сознания на темном фоне возникла крохотная картинка, которая стала быстро увеличиваться в размерах. И то, что увидел Песелев, было так ужасно, что он поспешил проснуться, чтобы сон этот не утвердился в сознании и не стал реальным. Песелев напряг все свои силы, сделал рывок, какой совершает спортсмен, приближающийся к финишу, стряхнул с себя сон, широко распахнул глаза и оцепенел.

Сон воплотился в жизнь. Печально, но это было так. Около пятидесяти Ларис, совершенно одинаковых и не различимых между собой, стояли перед ним в комнате и говорили в полный голос, обращаясь к нему. Толпа жен была недовольна. Все Ларисы ругались, обещали забрать вещи и уйти немедленно.

— Когда же это все прекратится?! – кричали они. – Когда?!

Ларисы были одинаково полуодеты, имели одну и ту же растрепанную прическу, они активно жестикулировали и наступали на Песелева. Мало того, дверь в комнату распахнулась, и оттуда стали прибывать все новые и новые Ларисы.

«Какой кошмар! — подумал Песелев, вжимаясь в стену. – Какая же из них настоящая?»

И словно прочитав его мысли, Ларисы вразнобой заголосили:

— Я настоящая!

— Нет, я!

— Нет, я!

Песелев сильно зажмурил глаза и закрыл руками уши. Ничего, утром они исчезнут. Все, кроме одной. А с одной он как-нибудь справится.

Овцы и китайский массажист: Один комментарий

  1. Уведомление: Сборник повестей и рассказов «Яростный Дед Мороз» | Родион Белецкий

Комментарии запрещены.