Архив рубрики: Проза

Гадина

Рассказ

В кафе усталый, взмокший отец принес детям поднос с завернутыми в бумагу бутербродами и чаем. Дочка, младший ребенок, поторопилась и сразу опрокинула бумажный стаканчик. Чай потек по столу.
— Что ж ты, как гадина! – зашипел на нее отец.
Дочка старалась не смотреть ему в глаза, словно обращались не к ней. Она разволновалась и, следующим движением, уронила бутерброд на пол. Рассыпался бутерброд, не собрать.
Отец вышел из себя, ущипнул ее пол столом за худую ногу. Ущипнул сильно, до кости, и снова сказал:
— Гадина!
— Гадина, гадина, — повторили набитыми ртами близнецы, сидящие напротив.
Дочка, симпатичная, курносая, взяла короткую паузу и заревела. Широко раскрыв рот, выводя челюсть вперед, сморщив маленький лоб. Со стороны взглянуть, настоящая гадина.

Гайки

Барабанщик все время подкручивал гайки под тарелками. И гайки под своим маленьким стульчиком, и гайки под барабанами. Когда он не играл, он подкручивал гайки. И все его ждали. А он подкручивал гайки, а он подкручивал гайки. Гайки, блин, всегда требовали подкрутки. Они постоянно раскручивались.
Сыпался струйкой песок в часах Палаты Мер и Весов, а ударник все подкручивал гайки. Помощники подавали президентам перьевые ручки и те подписывали договоры о сотрудничестве, а Барабанщик подкручивал гайки. Сменялись поколения птиц на голове у медного Пушкина, а Барабанщик подкручивал и подкручивал гайки. Планеты исчезали в Черных Дырах, как бильярдные шары в лузах, а Барабанщик… ну вы сами поняли.
— Это нервное, — сказал Вокалист
— Да пошел ты! – ответил Барабанщик.