Архив рубрики: Проза

Нормальные люди

Рассказ

Программный директор Машкин узнал, что на открытии новой радиостанции ди-джей Борода приставал к его невесте.
Машкин встал как Цербер в узком коридоре старой радиостанции, ожидая появления ди-джея. Мимо то и дело пробегали взмыленные сотрудники. До вечернего шоу оставалось несколько минут.
Борода появился в коридоре внезапно. Шел, снимая на ходу перчатки с обрезанными пальцами. Он всюду ездил на мотоцикле, этот Борода.
Машкин собрался с духом и преградил ди-джею дорогу.
– Привет. – сказал Машкин опасным голосом.
– Привет. – Борода остановился.
– Мне тут сказали… – Машкин слегка запнулся, поймав спокойный взгляд, – …мне сказали, что ты к невесте моей приставал.
– Кто тебе сказал? – спросил Борода.
– Не имеет значения! – отрезал Машкин, хотя сказала ему, конечно, сама невеста.
Борода медлил с ответом, и Машкину стало не по себе, словно это он замутил с чужой девицей.
– Да, я к ней приставал, – сказал Борода.
В коридоре стало тихо.
– А ты не офигел ли? – спросил Машкин громко, не рассчитывая в целом на конкретный ответ.
Но Борода заговорил:
– Я приставал и готов за это ответить.
Машкин сглотнул. Пробежала мимо девушка с ресепшн, поздоровалась.
Мужчины кивнули ей, не сводя друг с друга взгляда. Тут Борода расплылся в улыбке.
– Толь, ну ты чего!
– Я? – Машкин заморгал, не успевая так быстро перестроиться.
– Мы чего драться с тобой будем? – Брода уже тряс Машкина за плечи, — Мы ж нормальные люди!
– Ты зачем… – начал Машкин, стараясь сохранить боевитость.
– Да она сама! – не дал сказать Борода, – Сама подкатила! Сама хватать начала!
– Сама… – повторил Машкин, вспомнив свою бледную от бесчисленных таблеток невесту.
– Ну с каждым бывает, злоупотребила барышня! – Борода уже вел Машкина по коридору в студию, мелко похлопывая по спине.
– Она не пьет, – сказал Машкин неуверенно.
– Это она тебе так говорит…


Позже, во время прямого эфира, Борода тараторя в покрытый желтым поролоном микрофон, повернулся на крутящемся стуле и показал Машкину два пальца, мол, Виктория.
Машкин за стеклом был вынужден ответить на бодрый жест. Он поднял на экраном компьютера руку и выставил палец – все пучком.

Без работы

Рассказ

Сергей Николаевич, ответственный редактор, уволенный накануне из родного журнала, задержался после завтрака. Он сидел за столом и грустно смотрел в стену. Вошла взмыленная жена, еле собравшая дочь в детский сад, встала в дверях. Сергей Николаевич глубоким голосом сказал:
— Зачем я живу, Маша?
— Не ко мне вопрос, — ответила жена.
— Для чего-то меня Господь же создал, — сказал бывший ответственный редактор.
— Чтобы меня наказать.
— Это не смешно!
— Это грустно, – согласилась жена, — Вставай, надо на беговеле седло поднять.
Сергей Николаевич покачал головой. Жалость к себе переполняла его. С такой тяжестью он был встать не в силах.
— Шестигранник нужен, — сказал он тихо.
Жена так посмотрела на Сергея Николаевича, что он тут же вспомнил, где находится шестигранник.
Позже они с дочерью шли в детский сад. Сергей Николаевич шёл, а дочь, сидя на беговеле, усердно перебирала ногами, наступая на сухие листья.
— Зачем я живу, Света? – спросил Сергей Николаевич.
— Чтобы мне помогать, — сказала дочь, не останавливаясь.
Ответ его в целом устроил.